Моментальный-Следопыт (papilkin) wrote,
Моментальный-Следопыт
papilkin

Как я спасал бабу Шуру

Кондуктор тихо объявляет: «Постников Овраг!» Вместе с другими пассажирами выхожу из трамвая. Павильон на остановке облепили люди. Старушка в плотной, темно-зеленой дубленке — топовая модель самарских пенсионерок - барахтается, словно майский жук, упавший верх тормашками. В руке коричневая сумка. Какая-то прохожая пытается ей помочь, но не справляется: поскользнувшаяся бабулечка, так и остается лежать на спине, корчась от боли.

Я пошел ей навстречу, справедливо решив, что поднять бабушку смогу без проблем, да и в масштабах моего трехнедельного отпуска такой легкий «плюс один» к карме, грех было бы не заметить. Секунда, две, три, и вот пенсионерка уже стоит. Правда, только на одной ноге и очень правдоподобно стонет. Знаю, когда люди симулируют. Тут ясно сразу: пенсионерке и впрямь нехорошо. В ту же секунду неизвестная женщина, заметившая «майского жука», испарилась, как туман, а вместо нее появились двое: малец с советской спортивной сумкой наперевес и девушка, пожалуй, за тридцать. В какой-то момент мы, не сговариваясь, решили втроем помогать пострадавшей. Все это время я выполнял функцию опоры.

Девушка то и дело вздыхала. Я запомнил ее клетчатую хипстерскую юбку, а еще реакцию на мою фразу: «Про бабушку я все узнал, теперь вы рассказывайте про себя». Кажется, барышня испугалась. «Да, я тут, неподалеку живу. Проходила мимо», - тихо выдавила она из себя. И мне показалось, что замкнулась, как вдруг снова начала говорить. Быстро-быстро, но уже обращаясь к пострадавшей: «Бабушка, возьмите варежки, - и она начала снимать свои симпатичные белые рукавички, - берите, у меня еще одни есть». Но бабе Шуре было так плохо, что она сначала еле слышно просипела: «Не надо», а потом попробовала самостоятельно отыскать перчатки в своей сумочке. Ей помогли.

911 я набрал сразу же, как понял, что стопа у бабушки «смотрит» в другую сторону. Стали ждать. В какой-то момент мне стало скучно просто держать бабу Шуру, и я начал знакомиться со всеми, чтобы разрядить обстановку.

Бабулечка стонала и охала. Из ее рассказа мне стало ясно, что живет она на ул. Галактионовской, приехала сюда то ли в аптеку, то ли на рынок, то ли в торговый центр, который вырос на месте бывших торговых рядов в Постниковом овраге. Ей 70 лет. Конечно, она не ожидала, что этот день закончится для нее вот так.

Смотрю на то место, где она упала: лед, а в нем словно кариес проступает асфальт. Малец по моей просьбе стережет «скорую». Мы с бабулей стоим аккурат за остановкой и нас не видно. Девушка в клетчатой хипстерской юбке вздыхает и суетится: «Может, еще раз позвонить 03?» - твердит она. Но я объясняю, что у этой службы существует норматив доезда, и пока они в него укладываются. К чему так паниковать? Мой ответ успокаивает ее.

В это время баба Шура начинает причитать: «Ой, дура, и зачем я вообще сегодня из дома выходила?!» «Бабушка, у вас есть дети? Может, позвонить им?» - предлагает девушка.
«Зачем? Они все на работе, чего их беспокоить», - кряхтит пенсионерка.

В этот момент я вспомнил о своей бабушке, о том, как иногда рычал на нее в суете рабочих будней. Мол, звонишь, отвлекаешь от важных дел. И вот передо мной чья-то бабулечка, попавшая в беду, которая боится сказать сыну или внуку о том, что она поскользнулась. Стало стыдно. За себя, за наше отношение к старикам.

Наконец, малец кричит: «Едут! Едут!» Прошло не более 13 минут. Я засекал.

Мы с бабой Шурой пытаемся идти им навстречу, но ничего не получается. Моя старушка только звонче голосит, жалуясь на боль.

А дальше случилось то, чего я совсем не ожидал. Из кареты скорой помощи (госномер о012оо ), прихрамывая, вышел доктор. Молодой врач мне чем-то напомнил Шурика из комедии «Операция Ы».

Он был серьезен, спокоен и при этом, как мне показалось, настроен оптимистично.

– На работе травмировались? - говорю я, указывая на его хромоту.

– Нет, в другом бою. Так что вам помочь ни чем не смогу. Придется вам сопровождать бабулю.

Пенсионерку затаскивали в машину несколько минут. Помогала девушка в клетчатой юбке. Баба Шура причитала что есть мочи, доктор в это время осматривал ее травму и заполнял бумаги. Сестра готовилась сделать пенсионерке «укольчик».

- О-о-о! - вдруг закряхтел врач, - это стационар, однозначно стационар!

- Мда, неутешительный вердикт, - подумал я.

- Прошу вас, прошу — отвезите в Пироговку, - начала просить пострадавшая.

«Шурик» ничего не ответил. Ее привезли в больницу им. Пирогова. Оперативно приняли: выдали носилки, коротко опросили и тут же оформили. Я же, получив 100 рублей от бабы Шуры, отправился пополнять баланс ее мобильного телефона. Она собиралась кому-то позвонить и сообщить о своем несчастье. Не знаю, может, детям или внукам. А, может, и просто соседке. Баба Шура так и не призналась: есть у нее кто-то из близких или нет. Хотя, это не мое дело. Свое я сделал. Теперь о ней должны позаботиться люди в белых халатах.

"Самарские известия", 2015 год.

UPD: Сегодня звонил бабе Шуре. У нее перелом в двух местах (нога + щиколотка). Пока ей положен стационар - покой - лечение. Спрашивал, как к ней относятся в больнице им. Пирогова. Говорит, все нормально. Приглашала на чай/кофе как встанет на ноги. Интересно, что по словам бабулечки, в палате с ней лежит 6 пенсионерок. У всех перелом правой ноги. Словно в Самаре кто-то ходит и ломает старушкам ноги.

UPDD: Теперь то, что не вошло в газету. Уходя, я спросил доктора, сколько у него таких вызовов? Он обреченно вздохнул и ответил, что почти весь рабочий день вот так катает бабушек. 
Tags: Самара, взаимовыручка, гололед, старики
Subscribe
promo papilkin 13:15, monday 5
Buy for 10 tokens
Начало истории (часть первая, вторая, третья). Когда нет эпидемии, на оптовых складах маски продаются по цене от 2,5 до 3,5 рублей. Именно оптовики в случае ажиотажного спроса поднимают отпускную цену. Еще недавно упаковка из пяти штук стоила 35 рублей (7 рублей за штуку). Lenta.ru, "Маски…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments