Моментальный-Следопыт (papilkin) wrote,
Моментальный-Следопыт
papilkin

Category:

Оксана Чернова: я бы сравнила Z21 с сахарным диабетом

Излечение от ВИЧ на сегодняшний день невозможно - вакцина от этого заболевания до сих пор не изобретена. Тем не менее, полный отказ от лекарств гарантирует смерть инфицированного в течении нескольких лет после заражения. Но могут ли медики в одиночку справиться с ВИЧ? Работает ли должным образом профилактика ВИЧ и СПИДа? Почему в Тольятти нет собственной программы борьбы с этими заболеваниями? На эти и другие вопросы "Самарскому обозрению" ответила руководитель тольяттинского центра профилактики и борьбы со СПИДом Оксана Чернова.

















- Многие считают, что ВИЧ – это миф. Легенда, придуманная кем-то, чтобы зарабатывать на этом деньги.

- Я скажу однозначно – это не придуманная болезнь. Два человека получили Нобелевскую премию за открытие вируса иммунодефицита человека. ВИЧ был открыт в двух странах, независимо друг от друга. Одна лаборатория находится во Франции, другая - в США. ВИЧ – это доказанная болезнь. Причем, на культурах размножения вирусов. ВИЧ существует и говорить о том, что это придуманная болезнь – заблуждение. Это всего лишь миф, который циркулирует среди населения. К тому же те, у кого мы выявляем ВИЧ, без специфического лечения умирают через несколько лет. Разве это не есть доказательство существования вируса?!

- Сколько живет ВИЧ-инфицированный человек?

- Здесь нельзя говорить однозначно. Кто-то живет больше, кто-то меньше. Все зависит от того образа жизни, который ведет пациент. Мы ведем статистику с 1987 года – тогда впервые был зарегистрирован случай ВИЧ. По моим данным в Тольятти от этой болезни уже скончались 3151 человек. Я сейчас даю вам цифры на 1 мая 2012 года. За весь период регистрации (т.е. с 1987 года, - прим. авт.).

- Почему ваши цифры, данные эпидемиолога Геннадия Бочкарева, и волонтеров разнятся? Я имею в виду количество незарегистрированных больных ВИЧ?

- В Тольятти хорошо налажена процедура первичной проверки людей на ВИЧ.125 000 человек ежегодно у нас проходят тестирование. Это порядка 17% от всего населения города. Нормальные показатели. Это и обязательное тестирование, и иностранцы, приезжающие работать в Тольятти, и медицинские работники, и поступающие на военную службу по контракту. Кроме того, есть определенный процент людей, который добровольно обследуются (по клиническим показаниям). У нас немного людей, поступающих в центр «СПИД» в предсмертном состоянии. Это маргинальные личности, асоциальные элементы. Они не попадают в поле зрение медицинских работников вообще. Да, с этим есть проблемы.

- В Тольятти существуют такие группы взаимопомощи, как «Апрель» и «Точка опоры», а как обстоит дело в других городах. Например, в Самаре?

- Я бы не стала сравнивать Тольятти и Самару. Каждый город работает по своим направлениям. Где-то есть «сильные» общественные организации, где-то «слабые». Я не хочу вмешиваться в работу общественных организаций. Хотя наш центр очень плотно взаимодействует и с «Апрелем», и с «Точкой опоры».

- Как вы считаете, медики в одиночку справятся с проблемой ВИЧ?

- Это социальная проблема. Одни - мы не справимся. Речь идет о консолидации всех сил гражданского общества: образовательных учреждений, психологических центров, общественных организаций. Поймите, преломить ситуацию мы сможем только тогда, когда в этот процесс вмешаются люди с активной гражданской позицией. Сегодня все эти профилактические программы, мягко говоря, не развиты.

- А вы помните социальную рекламу 2001 года «Серега умер от наркотиков» - в Самаре, а в Тольятти «Андрюха умер от наркотиков». Это был, так называемый, тизер, на языке рекламщиков. Идея принадлежала Михаилу Матвееву. Мне рассказывали, что эти билборды стали катализатором: люди начали приходить в центры «СПИД» и проверяться. Почему такой рекламы нет сейчас?

- Я сама из Иркутска и не видела этой рекламы. Жила в то время там. Но то, что десять лет в Тольятти не было ни одной серьезной социальной кампании против ВИЧ – я с вами согласна. Потуги «общественников» - не в счет.

- Так все-таки, почему в Тольятти нет пропаганды борьбы со СПИДом?

- Потому что на это нет бюджета.

- А он у кого? Я про бюджет…

- Наверное, будет неправильно, если я буду выступать с критикой мэрии Тольятти и департамента здравоохранения. И еще: кто сказал, что профилактикой должен заниматься только городской центр «СПИД»? Мы боремся с последствиями этого заболевания. Да, мы проводим определенные профилактические мероприятия, но немного другой направленности. В образовательных учреждениях, с помощью социальных служб, мы организуем ликбез для школьников и студентов. Но бюджета в тольяттинском городском центре «СПИД» на социальную рекламу нет. То есть мы не можем, ни изготовить буклеты, ни пропагандистские брошюры. Так что задайте этот вопрос в мэрию.

- То есть в городском бюджете не предусмотрены средства на программу «антиСПИД»?

- Да. Такой программы нет.

- Что изменилось в Тольятти за одиннадцать лет? Я говорю про пик – 2000 год и сегодняшний день.

- В 2000-ом году процент выявления ВИЧ у подростков (15 – 19 лет) был на уровне 10-15%. Сегодня в этой категории у нас выявляются один, или два человека. Это составляет 0,001%. Снижение – на лицо.

- Как вы считаете, «Дезоморфин» (он же «Крокодил») не вызовет новый «всплеск» ВИЧ-инфекции?

- Это не моя «епархия». Это скорее, вопросы к наркологам. Но я бы не стала усугублять ситуацию с этим препаратом. Первые упоминания о «крокодиле» уже были зафиксированы в 2008 году. Так, что «всплеска» ВИЧ, в связи с ним, я не прогнозирую.

- Были ли в вашей практике пациенты, которые узнав о том, что у них ВИЧ, кончали жизнь самоубийством?

- Нет. К тому же я не могу рассуждать на эту тему, поскольку в центре есть специалисты, которые сообщают пациенту его диагноз. Это психологи.

- Они «выносят приговор»?

- Они должны сказать пациенту это таким образом, чтобы не спровоцировать суицид. Для этого существуют методические рекомендации. Кроме того, «положительных» ставят в известность, как жить дальше со статусом ВИЧ. Да, это неизлечимое заболевание. Но на сегодняшний день есть препараты, продлевающие жизнь пациенту с маркировкой «Z21». Я бы сравнила эту ситуацию с заболеванием сахарным диабетом. Эти люди ведь тоже постоянно принимают лекарство. И так же живут с этой болезнью. В чем разница? Так, что не стоит называть это словом «приговор». К тому же, если пациент будет вести здоровый образ жизни, у него больше шансов продлить свою жизнь.

- Почему получилось так, что Тольятти стал лидером в России по количеству ВИЧ-инфицированных? Почему это ни Самара, ни Саратов?

- Еще в 1997-1998 году в Тольятти была «вспышка» гепатита «С», гепатита «B». Это и стало предвестником эпидемии ВИЧ. Первый признак, что вирус попал в кровь. Фактически он попал в среду людей, употребляющих наркотики. Тогда было выявлено всего лишь восемь ВИЧ-инфицированных. Следующий этап – конец 1999 года. В этом году за два месяца мы выявили еще восемь человек больных ВИЧ. А в 2000 году случился пик – мы зарегистрировали 3500 ВИЧ-инфицированных. Вирус попал в среду потребителей наркотиков и стал распространяться с «космической» скоростью. Второй момент – через Самарскую область пролегает два наркотрафика. К тому же город Тольятти на тот момент считался богатым и развитым мегаполисом. А Самарская область в целом – благополучным регионом. Здесь прибыльно было заниматься сбытом наркотиков и привлекать в эту «секту» «новичков». С 2006 года ситуация изменилась. Вирус стал передаваться половым путем. На сегодняшний день 51% заражаются ВИЧ, занимаясь сексом, не предохраняясь. В 2000 году эта цифра была в пять раз ниже.

- У кого шанс заразиться ВИЧ выше: у женщин, или у мужчин?

- По итогам 2011 года 71% женщин заражаются ВИЧ половым путем. У мужчин этот процент ниже. С чем это связано? С особенностями женского организма.

- Что обозначает маркировка «Z21»?

- А зачем вам это?

- Хочу вынести в заголовок статьи…

- Я бы не стала. С этической точки зрения. Вы просто в очередной раз поставите клеймо на ВИЧ-инфицированных людей.

Виталий Папилкин, фото Валерий Трубин (ака sildream)

Tags: ВИЧ, Оксана Чернова, СПИД, Самарское обозрение, Тольятти, интервью
Subscribe
promo papilkin april 6, 13:15 5
Buy for 10 tokens
Начало истории (часть первая, вторая, третья). Когда нет эпидемии, на оптовых складах маски продаются по цене от 2,5 до 3,5 рублей. Именно оптовики в случае ажиотажного спроса поднимают отпускную цену. Еще недавно упаковка из пяти штук стоила 35 рублей (7 рублей за штуку). Lenta.ru, "Маски…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment