Моментальный-Следопыт (papilkin) wrote,
Моментальный-Следопыт
papilkin

Categories:

Про Василича

Утром выпил пенталгин.

Во дворе, назло скупой, редкой зелени, кровью расцвели тюльпаны.

Я посмотрел на них и подумал, что Ван Гог отдыхает.

Мальчишки бегали по крышам гаражей и играли в «войнушку».

По TV начиналась трансляция парада Победы.

- Смотри, - сказала мама, - твоя Катя…

Я сделал вид, что не услышал: не понимаю милитаристский кич. А бывших женщин в кадре – тем более.

В полдень понял: пенталгин не помогает и вышел в май.

На Ленинградской, давясь запахами, сел на скамейку.

Сначала мы оба сидели молча и не обращали друг на друга внимания. Я наблюдал за нимфетками, сосущими дешевые алкогольные коктейли. Он – за голубями.

Скоро сосед принялся чиркать своим потертым «Крикетом», надеясь выбить искру и прикурить ленинградскую «Приму».

Тщетно.

Я, заметив это, протянул ему спичечный коробок и предложил «Парламент».

- Хуйня! – сказал дед, - я такие не курю.

В этот момент я увидел, что грудь его вся блестит, словно гирлянда на новогодней елке.

Ордена и медали звонко брякнули.

- Василич, - представился он, - и встретил меня крепким стариковским рукопожатием.

Самостоятельно он уже не ходит – помогают соцработники. А рядом, на лавочке, ждут костыли. Рассказывает, что служил во время Великой Отечественной конвоиром.

Парад никогда смотрит. Не любит евреев, Артякова и Азарова.

- Хороша, девка, отец! - говорю я, показывая ему на проходящую мимо худосочную блондинку.

- Я таких знаешь… - хвастается он, обнажая беззубый рот, - бывало, зайду в вагон, когда эшелон сопровождали, выберу, которая понравится и говорю: «Ты! Со мной!» И раком! Прямо у стола загибал! Никто супротив не шел…

Сегодня он – звезда. К нему часто подходят нетрезвые подростки, чтобы пожать руку и сказать «спасибо». В ответ он только ухмыляется, но из вежливости сдержанно кивает. Один такой «благодарный» умудрился всучить Василичу плитку самарского шоколада. Дед долго молчал и смотрел на мецената своими проницательными, голубыми глазами, потом взял подарок и положил на лавочку, рядом с костылями.

- Соседке отдам, пусть лакомиться. У меня мать немецкий язык хорошо знала. Когда война началась, переводчиком у фашистов была. А у них, знаешь, один шоколад был. Ни мякина, ни молоко, а шоколад. Я с тех пор его как-то не очень. Досыта наелся…

Такие подарки Василича обижают. Он хвалится, что как узник получает хорошую пенсию и каждый день покупает на триста рублей хлеба, который скармливает голубям.

- Как меня видят – сразу: «гур-гур-гур»…

Мы сидели так еще часа два, или три. Говорил он. Я – пил, часто теряя нить его фронтовых историй. Понимал, старику надо выговориться.

Когда алкоголь все-таки взял меня в «плен», я сказал:

- Василич, мне пора. Правда.

- Не пришла, - ответил он.

- Кто?

- Племянница, - глаза его помутнели, но он сдержался и не заплакал.

Я поднялся, пожал ему руку и пошел прочь, давясь праздничными запахами.

Навстречу мне шли пьяные подростки. «Георгиевские» ленточки они повязали на руки, словно браслеты.

Парад давно закончился. Все ждали салют.
Tags: Победа
Subscribe
promo papilkin august 6, 13:00 1
Buy for 10 tokens
Телеканал "Москва-24" заинтересовался историей Виталия из Трехгорки (Одинцовский городской округ). Я писал о нем в обзоре, который посвятил проблематике работы общественного транспорта в Московской области. Замечательно, что крупные СМИ подключаются и помогают нам, небольшим городским…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments