Моментальный-Следопыт (papilkin) wrote,
Моментальный-Следопыт
papilkin

Послевкусие. Часть 4.

В феврале 2004 года я уверенным шагом вышел из редакции газеты «Постскриптум» в Тольятти и направился к супермаркету. Там я купил бутылку Jameson, лимонад и пачку сигарет. Потом сел в автомобиль производства Волжского автомобильного завода и попросил водителя отвести меня в Ульяновск. В то время группа компаний СОК подчищала хвосты на родине Владимира Ленина. Мы уже выбрали им «ручного» губернатора и областной парламент. Дело оставалось за малым – провести большинство в городской совет. Не важно под какими флагами: «Единой России», КПРФ, или ЛДПР. Главное, что бы эти андроиды учитывали интересы Юрия Михайловича, а если и имели свое мнение, то выражали его только по команде.

День был солнечный и морозный. Как в Рождество. Дорогу нежно и крепко обнимал гололед. Мы договорились с водителем, что не будем торопиться. Если он захочет, то останется ночевать в гостинице, а утром вернется в Тольятти.

Каждые два километра я делал хороший глоток виски и закуривал новую сигарету. Сказать честно, мне было все равно, что подумают на работе, узнав, что я бросил газету. Меня не терзали сомнения, я не испытывал угрызений совести.      

Всю свою жизнь, с первого класса, я мечтал стать редактором серьезной общественно-политической газеты. В тот год я был близок к своей мечте, как никогда раньше. Для этого мне не нужно было никого «подсиживать», плести интриги, или прилагать хоть какие-то значимые усилия. От меня требовалось одно: готовить три полосы в неделю, посещать заседания тольяттинской городской думы и не употреблять алкоголь. Но страсть к путешествиям, гонка за ощущениями, чувство безысходности и горячее желание быстро и много заработать, съели мою детскую наивную мечту.

С тех пор, я больше четырех лет сидел у Родины на шее; не платил налоги, не вставал раньше полудня и официально именовался «безработным». За это время мне удалось купить себе новый паспорт, оформить военный билет, несколько раз проехать Сибирь от Омска до Иркутска, расплатиться с долгами матери, показать ей рождественскую Прагу и горячую Испанию, сменить нескольких женщин и два десятка пар хороших ботинок.

Можно сказать, я был счастлив.

 

***

Поздно ночью 3 декабря 2007 года самолет печально известной на всю страну авиакомпании S7 доставил мое пьяное тело из Шереметьево в аэропорт Толмачево. За три дня до этого события мне исполнилось 26 лет. Этот праздник я отметил ударной дозой ЛСД и короткой попойкой в столичном клубе The Most.

В моих карманах еще оставались наличные, поэтому я решил некоторое время пожить в центре Новосибирска, и снял студию рядом с железнодорожным вокзалом. Не знаю, почему, но мне всегда сладко спиться под шум отправляющихся со станции поездов.

Утром, когда Lili уехала на работу, я позвонил Таксисту, и мы поехали купить немного героина.

Шел снег. Утренний Новосибирск казался мне мрачным, холодным и недружелюбным.

В пустом кафе сонные и нервные официанты принимали у нас заказ.

Таксист сидел напротив, курил сигареты и глупо улыбался.

- Заебись, - вставлял он то и дело, - заебись, что вернулся…

Мне хотелось ему все рассказать, поделиться переживаниями, подарить несколько открытий, что я сделал за те несколько месяцев, что его не видел. Но сил не было. Голова гудела, руки тряслись, а организм наотрез отказывался принимать виски.

- Он позвонит? – выдавил я.

- Уже едет.

- Я больше не могу пить. Это мой последний стакан…

Таксист потушил сигарету и принялся искать машину.

Я попросил счет. Очень скоро в зале появился Афганец. Его лицо было таким серьезным и печальным, будто он продавал нам не два чека «гречки», а, как минимум, килограмм десять кокаина.

- Все нормально? – спросил я на всякий случай.

Он кивнул.

- Тогда едем – иначе я умру прямо здесь.

Где-то во дворах Афганец попросил остановиться. Я огляделся и закурил.
Под ложечкой засосало. Мне было не по себе.

- Идите, блять, на улицу! Не обсуждайте всю эту хуйню в машине! – нервничал я.

Оба послушно вышли.

Я заметил, как у Афганца затряслись руки при виде героина. Взгляд изменился. Из человека, которого еще десять минут назад было трудно чем-то удивить, он превратился в ноющего и суетливого наркомана. Вся его холеная безмятежность, воинственный взгляд и самурайская печаль испарились.

Водитель продолжал делать вид, что не понимает, зачем мы сюда приехали. Я охотно играл с ним в эту игру. Пока молодые люди делили на улице героин, мы болтали с ним о погоде, перспективах развития отечественного автомобилестроения и агломерации.

Было видно, что он боится.

- Поехали! – Таксист сел в машину и тут же принялся командовать.

- Блять, ты меня заебал! – я орал просто потому, что устал изображать из себя самого Смелого Парня на Свете.
- Виталя, все заебись. Не нервничай. Мы едем в город. Траблы уже позади! - он засмеялся и фальшиво откинулся на заднее сиденье. Словно путешествовал не в новосибирском такси, а в каком-нибудь лимузине в Майами.

Я заметил, что водитель тоже вздохнул с облегчением и даже улыбнулся.

- Заебись, заебись… чего ты заладил?! Ладно, блять, разбудите меня, когда будем в городе! Мне очень плохо. Слышишь?!

- Спи, Виталя. Скоро тебе будет хорошо. Очень хорошо!

И он снова засмеялся.

Автомобиль резко повернул. Машину едва не занесло. Я сжал в руке пакетик с белым порошком. И заметил, что моя ладонь вспотела.

 

Другие записки офисного гопника:

Послевкусие. Часть третья.

Послевкусие. Часть вторая.

Послевкусие. Часть первая.
Tags: записки офисного гопника
Subscribe
promo papilkin 13:15, monday 5
Buy for 10 tokens
Начало истории (часть первая, вторая, третья). Когда нет эпидемии, на оптовых складах маски продаются по цене от 2,5 до 3,5 рублей. Именно оптовики в случае ажиотажного спроса поднимают отпускную цену. Еще недавно упаковка из пяти штук стоила 35 рублей (7 рублей за штуку). Lenta.ru, "Маски…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments