February 20th, 2012

Отцы и избиратели

«СО» продолжает цикл публикаций о ходе кампании по выборам мэра Тольятти.

На прошлой неделе два кандидата в мэры - Александр Шахов и Евгений Юрьев - продолжили встречи с избирателями. Некоторые из их соперников в своей кампании вовсе отказались от этой формы борьбы за электорат.

Командарм Юрьев

Молодые люди дрожали так сильно, что со стороны могло показаться - бьются в эпилептическом припадке. Без верхней одежды, на двадцатиградусном морозе они гнулись от холода, звонко стучали зубами, но продолжали курить. Здесь, в тольяттинском машиностроительном техникуме, через пять минут должен был начаться спортивный праздник «Отец. Отчество. Отечество».

- У тя чё, проблемы? - услышал я, когда сдавал вещи в гардероб.

Оказалось, что кто-то пытался пролезть следом за мной без очереди, чтобы сдать куртку. Его остановили и сейчас, видимо, собирались поколотить.

Местный физрук - крепкий, сдержанный атлет - бегал по спортзалу, пытаясь построить участников соревнований в одну линию, как на армейском плацу. Но получалось у него неважно. Прошло уже пятнадцать минут, а в спортзале царили все те же разброд и шатание. Кандидат в мэры Тольятти, генерал-лейтенант Евгений Юрьев с ностальгией в глазах наблюдал за беспомощными попытками физрука командовать подростками.

Наконец, физрук рявкнул:

- Стройся Тишина Подтянулись!

Я зачем-то тоже встал в строй.

- Смотрим весело! - приказал физрук.

Я постарался улыбнуться.

Но как только физрук начал говорить вступительную речь, зал вновь погрузился в хаос. В этот момент микрофон взял генерал Юрьев:

- Молодые люди, я бы попросил… - обратился он к молодежи. Сказал он это мягко, не повышая голоса. Но используя при этом свое главное оружие - тяжелый взгляд командарма. Его глаза буквально выжигали анархистов в строю. После этого в спортзале появилась она - дисциплина.

Сказав приветственные слова участникам соревнований, Юрьев пошел дальше.



Скоро мы стояли уже в кабинете литературы. С репродукций на нас смотрели Максим Горький, Михаил Шолохов и Алексей Толстой. За партами - десять молодых ребят, еще не достигших 18 лет.

- Жизнь не такая простая, как кажется, - издалека начал кандидат Юрьев, - но помнитечто бы ни случилось, надо оставаться человеком.

Подростки с интересом изучали генерала.

- Ребята, я прошу вас: не курите, не пейте, не принимайте наркотики. У меня у самого много друзей, которые сели на иглу, - неожиданно признался Евгений Юрьев, - все они умерли.

Никто из присутствующих не ожидал от командарма подобных откровений. Даже я.

Православный Шахов

В холле ДК «Тольятти» шла бойкая торговля медом. Сторонники кандидата в мэры Тольятти Александра Шахова облепили «сладкие» прилавки, как пчелы.

Дали третий звонок.

Две недели назад я уже был здесь на спектакле Гоши Куценко. Самый дешевый билет тогда стоил, как килограмм алтайского меда, а в зале - яблоку негде было упасть. Сейчас же все было иначе. За вход денег не брали, но зал все равно был заполнен только наполовину. «Шахов не Куценко», - успокаивал я себя.

Пока ждали кандидата, его агитаторы раздавали гостям православный календарь. На нем Шахов в одиночестве в храме ставил свечку. Лицо у него было доброе, мягкое, отрешенное. Можно было подумать, что он или в чем-то раскаивается, или пришел на исповедь.

«4 марта - Торжество Православия, - прочитал я на календаре, - первая неделя Великого поста».

В последнее время кандидат Шахов к месту и не к месту указывает: «Православный». Так он очевидно противопоставляет себя Сергею Андрееву, публично заподозренного в ходе кампании в связях с баптистами.



Полицейский генерал появился в зале в сопровождении заместителя мэра Тольятти Ирины Кочукиной. С недавних пор она подрабатывает в штабе кандидата Шахова конферансье - ведет встречи с избирателями. Впрочем, калымит не только она: на парковке можно было заметить автомобили, числящиеся на балансе муниципалитета. Вместе с работающими в нем же водителями.

Г-жа Кочукина коротко и лаконично представила Шахова и осталась сидеть на сцене, словно застывшая восковая фигура. Кажется, она даже не моргала, боясь разрушить почти сакральную атмосферу встречи.

Он говорил долго и, кажется, вызубрил наизусть все свои предвыборные газеты. Слово в слово. До запятой. Лишь однажды Шахов позволил себе вольность, заявив:

- К великому сожалению, срок работы мэра увеличен на один год и составляет пять лет.

Но тут же поправился: мол, ничего страшного. Бывали задания и сложнее.

Вопросы из зала ему задавали такие же «сладкие» и удобные, как и контейнеры с медом, стоявшие в холле. Все попытки «живых» людей прорваться к микрофону пресекались помощниками.

Он долго говорил про нехватку мест в детских садах, но отчего-то ничего не сказал про здание на Туполева, 6, где находятся городской исполком «Единой России» и его предвыборный штаб. А ведь это и есть бывший детский сад, который депутат губернской думы Николай Ренц еще осенью прошлого года обещал вернуть ребятишкам, но, видимо, забыл. Выборы же прошли. И сейчас сидел в первом ряду молча, подперев чисто выбритую щеку кулаком.

Имитировать «диалог» с кандидатом получалось плохо. Те, кто задавал «медовые» вопросы, часто забывали слушать ответы на них. Они занимались всем чем угодно, лишь бы не смотреть на сцену: болтали с друзьями, писали СМС, некоторые тут же уходили из зала. По этой причине Шахов выглядел особенно странно, отвечая в пустоту. Скоро в ДК стало совсем мало зрителей: я начал переживать, что останусь единственным слушателем человека, вызубрившего собственные предвыборные газеты. Не считая, конечно, г-на Ренца и восковой фигуры.

Но чиновница Кочукина внезапно ожила:

- Перерыв! - объявила она.

В этот момент на сцене появился Николай Ренц. Он был похож на веселого пастора. Таких можно увидеть в воскресных телепередачах в эфире кабельных каналов.

- Друзья, - начал он, поймите, мы не мэра выбираем, а батю! Вот если бы я выбирал отца… - он тут же добавил - города, - я бы голосовал за Шахова.

Тут же Ренц стал необычно серьезным:

- Я хочу поговорить о той обстановке, что сложилась сейчас, - продолжал он тревожным голосом. - Кто может противостоять Америке? Кого они боятся? Правильно - Путина. И знаете почему?

Зал безмолвствовал.

- У него есть атомное оружие. У него есть красная кнопка! - завелся Ренц. - Но это не главноеу Ельцина тоже была красная кнопка. Путин - сильный лидер! Он единственный человек, способный противостоять нашим врагам!

Таким возбужденным Николая Альфредовича я еще никогда не видел.

- Нажмет он на красную кнопку, или нет, - как бы между прочим продолжал Ренц, - нам все равно нужен президент со стержнем. И этот человек - Путин! Поэтому 4 марта все за него и за Шахова!

Мысль о том, с какой легкостью (даже небрежностью) врач и депутат губдумы Ренц говорил о ядерной войне, настолько потрясла меня, что я забрал православный календарь с собой. На всякий случай.

Непубличный Гринблат

Кандидата в мэры Тольятти Борислава Гринблата я нашел в городской думе. Здесь, в парламенте, может отсутствовать спикер и даже исчезнуть бюст Татищева, но только не Гринблат.

За каких полгода ему удалось написать две книги, принять участие в двух избирательных кампаниях и столько же раз оскандалиться. Но книги так и не стали бестселлерами, выборы в губернскую думу проиграны, а скандалы давно забыты. Наверное, поэтому сейчас Борислав Гринблат откровенно скучал, откинувшись в своем депутатском кресле, и задумчиво курил. Хотя, по правде сказать, курить в кабинетах думы запрещено.

- Я не провожу публичных встреч с избирателями, - объясняет Гринблат, - мне их срывают. Достаточно того, что мы со сторонниками собираемся небольшими группами по 20-30 человек и обсуждаем городские проблемы. Я считаю, что с узнаваемостью у меня все в порядке, поэтому не стремлюсь выступать перед большими аудиториями.

Кому-то может показаться, что Борислав Гринблат не ведет избирательную кампанию и не хочет стать мэром Тольятти, но это не так. Просто кандидат проводит эксперимент.

- Я сознательно отказался от серьезных инвестиций в свою кампанию. Хочу доказать своим противникам, что даже с минимальным бюджетом на этих выборах можно получить достойный результат.

Воспоминания о проигранных в декабре выборах у него самые теплые. Ему не хватило 1300 голосов, чтобы получить мандат депутата областного парламента. Но в этом он винит только себя, а уже потом «фальсификаторов из избиркома» и Николая Лексина из общественного движения «Декабрь», который, по словам Гринблата, выставил свою кандидатуру для того, чтобы «оттянуть» у него голоса. Теперь Гринблат платит «декабристам» той же монетой.

- Они (предвыборный штаб Сергея Андреева. - Прим. авт.) уже потратили 70 млн рублей на эти выборы. Их главный оппонент тоже хорошо раскошелился. А я сижу и ни капельки не волнуюсь, потому что мой рейтинг растет за счет того, что они грызутся между собой. А ведь впереди второй тур! Получается, им предстоят опять расходы…



Борислав Гринблат не скрывает: «декабристы» ему неприятны:

- Я сделаю все, чтобы их кандидата сняли с выборов за нарушение избирательного законодательства. А такие факты есть, и тогда…

Зрачки его расширились от удовольствия.

- Что? - не вытерпел я.

- Как что? - Борислав, кажется, даже расстроился. - Я выйду во второй тур!

В этот момент я начал мечтать о том, какими могут стать фееричными утренние оперативные совещания у мэра города Тольятти Борислава Гринблата. Думаю, коллеги меня поймут.

Источник: "Самарское обозрение".
promo papilkin april 6, 13:15 5
Buy for 10 tokens
Начало истории (часть первая, вторая, третья). Когда нет эпидемии, на оптовых складах маски продаются по цене от 2,5 до 3,5 рублей. Именно оптовики в случае ажиотажного спроса поднимают отпускную цену. Еще недавно упаковка из пяти штук стоила 35 рублей (7 рублей за штуку). Lenta.ru, "Маски…

Пусть докажет

Коммунальщики недовольны, что их обозвали сволочами. Они просят кандидата в мэры извиниться за свою рекламу.

Виталий Папилкин, "Постскриптум", 20 февраля 2012 г.

Политическая реклама одного из кандидатов в мэры Тольятти, появившаяся на городских улицах в начале месяца, вызвала бурную дискуссию и в сообществе специалистов по избирательным технологиям, и в кругу тех, кому она была адресована. «Управляющие компании - это люди. А вот начальники у них - сволочи» - такой слоган опубликован на билбордах.

Не все руководители, работающие в коммунальной сфере, согласились публично комментировать креатив кандидата. Рядовые сотрудники ЖКХ, напротив, слишком эмоционально выражают свое отношение к автору этих строк. Заместитель мэра по городскому хозяйству Владимир Иванов и вовсе спрятался за свой статус: мол, нам, чиновникам, вообще нельзя на такие темы говорить. Единственные, кто оправдывает кандидата, - политтехнологи. Они считают, что такой эпатажный слоган поможет ему в борьбе за голоса избирателей.




Вице-спикер Думы г.о. Тольятти Александр Денисов одиннадцать лет возглавлял в парламенте постоянную комиссию по городскому хозяйству.

- Я общаюсь с руководителями коммунальных структур, с рядовыми работниками ЖКХ и вижу, что они затаили обиду на эту рекламу, - говорит он. - Сам я (с учетом моей степени информированности) знал, что такой слоган появится. Думаю, что таким образом политтехнологи работают на узнаваемость кандидата, пытаясь привлечь максимум внимания к его персоне.

Заместитель мэра по городскому хозяйству Владимир Иванов не скрывал, что вопрос «про сволочей» для него неудобный и даже в какой-то степени провокационный.

- Ну не могу, не могу я комментировать такие вещи, - чиновник говорил почти умоляюще, - мне по должности не положено. В период выборов все говорят о проблемах ЖКХ. Не только кандидаты в мэры, но и в президенты. Наверное, потому что хорошо в этом разбираются.

Тут он улыбнулся и продолжил уже, кажется, смягчившись:

- Ведь демократические выборы для того и существуют, чтобы мы, чиновники, получали от населения информацию. Анализировали ее, делали выводы, исправляли ошибки.

- Вам что-нибудь понравилось из того, что предлагают кандидаты в своих программах по вопросам ЖКХ? - спросил я.

Глаза чиновника Иванова вдруг стали хитрыми:

- Те, кто говорит сегодня о деприватизации коммунальной сферы… - Он помолчал, видимо, вспомнив того, кто больше всех говорит об этом в период выборов. - Ну куда они хотят вернуть нашу страну?!

Вице-спикер Александр Денисов сумел найти для себя кое-что интересное в программах кандидатов.

- Мне импонируют заявления отдельных участников предвыборной гонки, когда они говорят об усилении роли муниципальных властей в вопросах контроля жилищно-коммунальной сферы. Взять хотя бы коммунальные сети, которые город безвозмездно передал коммерческим структурам. Это все равно что вот подарил бы я тебе, например, мобильный телефон, - и депутат Денисов протянул мне свой Nokia.

Я даже растерялся.

- Или нет, - тут же передумал Денисов, - подарил бы я тебе свою машину!

И он посмотрел в окно, где были припаркованы автомобили.

- Безвозмездно! Какая мне польза от этого? Вот. То же самое и с коммунальными сетями, - закончил вице-спикер.

Директор ЗАО «УК ЖКХ» Максим Скоробогатов честно признался, что, увидев билборды, на которых кандидат в мэры обозвал его сволочью, расстроился:

- Лично меня покоробили такие заявления. Человек не разбирается в вопросах ЖКХ, а берет и огульно всех обзывает. Я считаю, ему надо либо извиниться перед коммунальщиками, либо идти до конца и доказать, что мы - сволочи.

Директор УК № 1 Владислав Арутюнян признался, что тяжело переживает агитационный период. При этом неважно, какого уровня выборы проходят в Тольятти. «Все шишки достаются нам, коммунальщикам», - жалуется он.

С объемом критики в свой адрес Владислав Арутюнян на этих выборах не справляется, а потому, по собственному признанию, уехал из Тольятти за границу. Нервы дороже.

- Даже если ход со сволочами, который придумали сотрудники одного из предвыборных штабов, положительно отразится на рейтинге их подопечного, я все равно считаю, что эта игра не стоит свеч, - говорит журналист и копирайтер Евгений Сямин. - Как он собирается найти общий язык с коммунальщиками, если станет мэром?

Сямин специализируется на подготовке для кандидатов имиджевых текстов и публичных выступлений. По его словам, он бы никогда не предложил своему заказчику подобный креатив.

С ним не согласен другой тольяттинский специалист по избирательным технологиям.

Политтехнолог Федор Быстров признался, что как политический консультант он двумя руками поддерживает слоган про сволочей. А как человек - на стороне коммунальщиков.

- Здесь нужно понимать, что у кандидата, про которого мы говорим, есть задача-минимум - выйти во второй тур. И задача-максимум - победить. В реализации этих целей все средства хороши, - уверен Федор Быстров. - А 5 марта, в случае удачного исхода кампании, можно и извиниться. К тому же в этот день многие будут извиняться. Сами же знаете, что победителей не судят. А еще я не думаю, что сам кандидат считает коммунальщиков сволочами. Наверняка это высказывание придумали сотрудники штаба. Сам-то он, интересно, об этом знает?

Но он (тот, кто изображен на билбордах) все знал. На встрече с избирателями 16 февраля в ДК «Тольятти» хрупкая девушка-подросток набралась смелости, подошла к микрофону и прямо спросила:

- А почему вы позволяете себе публично оскорблять руководителей управляющих компаний? - голос ее дрожал.

Тот, кто сошел с рекламных щитов к своим избирателям, виновато опустил голову.

Со стороны могло показаться, что он искренне раскаивается за то, что обзывался.
Он принялся говорить о проблемах ЖКХ, о том, как с его помощью правоохранительным органам удалось довести дело до суда и нерадивый руководитель одной из управляющих компаний ЖКХ Жигулевска получил реальный срок. И что он - кандидат, считающий коммунальщиков сволочами, - в общем-то, готов отправить за решетку еще двух или трех директоров УК. Так, для острастки.

- Чтобы другим неповадно было, - объяснил он.

В зале ДК «Тольятти» повисла пауза. Никто не аплодировал кандидату, не кричал: «За решетку их, сволочей!», никто даже не кивнул в знак согласия.

Казалось, хрупкая девушка-подросток загнала генерала советской милиции в угол.

- Я принимаю ваши замечания, - вздохнул он, - да, я очень некорректно высказался. Я учту.

И он снова виновато опустил голову.