February 13th, 2012

talisman

Шахматист, пианист и айпад

Кандидаты в мэры Тольятти ищут подход к избирателям.
«СО» продолжает следить за развитием выборной ситуации в Тольятти, где 4 марта состоятся выборы мэра.
На минувшей неделе корреспондент «СО» побывал на встречах с избирателями двух кандидатов и заглянул в штаб к третьему. Зафиксировать активность остальных не удалось.


Дороги Шахова

Куда бы ни приехал кандидат в мэры Тольятти Александр Шахов, полиция принимает столь беспрецедентные меры безопасности, что каждый в городе чувствует: случилось что-то важное. Судьбоносное. Человеку не местному может показаться, что в город приехал Барак Обама. А то и сам Владимир Путин.

Например, несколько дней назад Шахов посетил «Зимний музейный пикник». По этой причине остальные две тысячи гостей вынуждены были добираться до места назначения бодрой трусцой: все улицы вокруг краеведческого музея были перекрыты. Подъезды к зданию оставались закрытыми даже после того, как Шахов уехал. В отделе пропаганды ГИБДД Тольятти не смогли объяснить, что за государственный пост занимает кандидат в мэры Шахов, что позволяет себе «заморозить» движение в центре города на несколько часов.

Кстати, «пикник» не заинтересовал Шахова, хотя посмотреть было на что: горожане жгли костры под открытым небом, ели солдатскую кашу и обсуждали, как убедить молодежь не уезжать из Тольятти, как воспитать в них патриотические чувства. Ну а мы с Шаховым встретились в одном из залов музея. Здесь два десятка пенсионеров играли в шахматы. Их лица были озабоченными и даже напряженными. Шахов к фигурам не притронулся. Кандидат прогуливался возле стендов, на которых художник постарался выразить всю насыщенную и яркую жизнь стариков-шахматистов.

- Дуцеву позвонили? - вдруг спросил он помощников.

- Угу, - закивали они.

- Тогда грузите людей в автобус и везите ужинать, - распорядился полицейский генерал.

Лица стариков, давно изголодавшихся по такому отеческому вниманию, стали чуть мягче и добрее. Сам Шахов, обошелся без лишних сантиментов и долгих прощаний.

Рояль Андреева

Пока Александр Шахов перекрывал очередной район, торопясь на встречу с избирателями, его соперник Сергей Андреев принимал своих сторонников в литературной гостиной. В комнате было сухо, тепло и покойно. Как на настоящей проповеди. На стенах - эротические картины, на которых томные женщины без нижнего белья задумчиво себя ласкали. Присутствующие, казалось, не обращали на них внимания. Все были заняты тем, что писали в Твиттер.

В углу скучал рояль.

Кто-то спросил Андреева, почему он не пишет в Твиттер. «Боюсь «подсесть». Это же как наркотик», - признался кандидат. Гости закивали. Мол, верно говорят: Твиттер - хуже героина.

Вдруг руку поднял бледный юноша и попросил слова:

- Сергей, а если в Тольятти приедет Путин и поддержит Шахова? Что тогда? Что с вами будет?

Голос его срывался на фальцет. Казалось, он сейчас заплачет.
- Ха! Не переживайте, - тут же успокоил его Сергей Андреев, - если приедет Путин и поддержит Шахова, я точно выиграю!

Зал одобрительно заулюлюкал.

- У меня вопрос, - тянула руку девушка-тинейджер. - А велосипедные дорожки вы сделаете?

- Обещать не буду, - ответил по-деловому кандидат Андреев, - хотя этот вид транспорта обожаю. Я, кстати, если стану мэром, то на работу буду ездить на велосипеде, - ввернул неожиданно политик. - Это не пиар, вы не подумайте…

Но все, конечно же, подумали про мэра Лондона, который тоже ездит на работу на велосипеде. И о том, чтобы Андреев повторял за мэром Лондона только этот поступок, а то, не дай бог, повторит за ним что-нибудь еще.

А потом, чтобы ни у кого вообще не осталось сомнений, что происходящее - это вовсе не паблисити, а встреча закадычных друзей-литераторов, Андреев сел за рояль. И пока он, кандидат в мэры Тольятти, играл, никто не писал в Твиттер. Даже томные женщины на эротических картинах замерли и перестали себя задумчиво ласкать.



Штаб КПРФ

В предвыборном штабе коммуниста Андрея Серафимова было тихо, как на Баныкинском кладбище. В приемной сидела женщина и что-то вышивала.

- Серафимов-то? Быват, - сказала рукодельница. - А ты случаем не провокатор?

Я назвал имя одного известного в Самарской области коммунистического деятеля, и мне, кажется, поверили.

- Идем за мной, - сказала она.

Там, в святая святых, где кандидат Серафимов хранит полное собрание сочинений Владимира Ленина, сидел молодой коммунист. В руках у него был позолоченный iPad, а на лице - добродушная, почти детская улыбка.

- Все отрубили, - вздохнул он, - и Интернет, и телефон…

- Враги? - спросил я.

Коммунист посмотрел на меня так многозначительно, что мне стало стыдно. Я и не думал издеваться.

- Газету выпустили, - продолжал он, - двести тысяч экземпляров. Билборды повесили. В общем, рассчитываем только на победу.

Кабинет молодого коммуниста был исполнен неизвестными дизайнерами в кроваво-бардовых тонах. Всюду были ордена, знамена и прочая комсомольская и послевоенная символика.

Я заметил портреты Сталина.

- Увлекаетесь? - хитро спросил коммунист.

- Есть немного…

Я жадно рассматривал труды Ильича.

- Берите. Но с возвратом.

- Я, пожалуй, ограничусь газетой Серафимова…

В этот момент в кабинет зашел еще один молодой человек. Рукодельница отрекомендовала его как «старшего». Он тут же забрал позолоченный iPad себе и начал передо мной отчитываться. Казалось, он принял меня за аудитора избирательной кампании…

Источник: "Самарское обозрение" от 13 февраля 2012 года.
promo papilkin april 6, 13:15 5
Buy for 10 tokens
Начало истории (часть первая, вторая, третья). Когда нет эпидемии, на оптовых складах маски продаются по цене от 2,5 до 3,5 рублей. Именно оптовики в случае ажиотажного спроса поднимают отпускную цену. Еще недавно упаковка из пяти штук стоила 35 рублей (7 рублей за штуку). Lenta.ru, "Маски…
talisman

Вышли из доверия

Политтехнологи не советуют верить предвыборным опросам.

До последнего времени избирательные штабы кандидатов исправно «кормили» электорат псевдоаналитикой, формирующими опросами и прочими социологическими данными, не заслуживающими доверия. Это было связано с тем, что тольяттинцам, начиная с 2000 года, фактически навязывали лидера гонки. Достаточно вспомнить выборы мэра Анатолия Пушкова, когда политтехнологи (не без поддержки властей и АВТОВАЗа) еще на старте объявили его фаворитом. Сегодня ситуация изменилась. Предстоящие 4 марта выборы главы города будут, пожалуй, самыми демократичными в современной истории Тольятти. АВТОВАЗ самоустранился от этих процессов, а Белый дом «отпустил вожжи», справедливо решив, что победителю (кем бы он ни был) все равно придется договариваться с администрацией губернатора. В этих условиях гонка приобретает характер настоящего соревнования. Именно поэтому социологические опросы сегодня вызывают интерес у участников выборов и избирателей. Но штабы не торопятся публично озвучивать социологические данные. Вместо этого они вновь используют политтехнологии: формирующие опросы и «слив» в Интернет псевдоаналитики.

— Социологические опросы, действительно заслуживающие доверия тольяттинцев, я видел последний раз в 90-х, — признался политтехнолог Федор Быстров, — а все, что было в «нулевых» — это «карманные» данные. И требовались они только для того, чтобы ввести избирателей в заблуждение, повлиять на ход предвыборной кампании.

Президент Фонда социальных исследований Владимир Звоновский сравнил социологические опросы со сборкой автомобилей.

— Конечно, когда немцы собирают «Мерседес», он тоже может быть некачественным, — говорит он. — Но когда вы покупаете «Ладу», то должны быть готовы к тому, что эта машина будет ломаться чаще, чем, например, японский Nissan.

Звоновский дает понять, что участники выборов в Самарской области все реже прибегают к услугам профессионалов и все чаще готовят социологию, что называется, «на коленке». Он не скрывает, что к нему обращаются клиенты из Тольятти. Были они и на этих выборах. Но имена заказчиков, по понятным причинам, не называет.

Предвыборные штабы, в свою очередь, стараются держать в секрете свои исследования. Они нужны им для того, чтобы корректировать стратегию продвижения кандидата, работу пиарщиков и специалистов медиаотдела. Как правило, профессиональные команды политтехнологов имеют в своем штате собственных социологов. Так, например, центр политического консультирования «Никколо-М», который долгое время обслуживал проекты Белого дома, пользовался услугами известного социолога Игоря Бельчика.

— Социологические замеры — это одно из самых приоритетных направлений в работе предвыборного штаба, — рассказывает политтехнолог Савелий Морозов. — Чаще всего требуется отследить динамику изменений электоральных предпочтений по трем ключевым позициям: рейтинг узнаваемости, рейтинг доверия и антирейтинг. Соответственно, замеряются главные оппоненты и ваш кандидат (партия). Чуть реже штабы исследуют отношение избирателей к локальным лидерам общественного мнения, чтобы знать, на кого можно делать ставку, а от кого лучше дистанцироваться.

Интересно, что две разные политические партии — фактически конкуренты на выборах — могут заказывать социологию у одного и того же специалиста. Как, например, это было на декабрьских выборах в Тольятти. Тогда «Единая Россия» и «Справедливая Россия» пользовались услугами социологической группы «Никколо-М».




Во многих российских регионах при областном правительстве существуют собственные социологические центры. Некоторые идут еще дальше: чтобы получить максимально объективные данные, власть заказывает одну и ту же работу двум социологическим компаниям. Но это скорее исключение из правил, чем норма.

— Есть такое понятие, как «закрытая социология», — продолжает Федор Быстров. — Как правило, такие исследования заказывает либо Администрация Президента РФ, либо окружение губернатора. Власть должна держать руку на пульсе и понимать происходящие на вверенной ей территории процессы. А не ходить в розовых очках. Понятно, что такая социология редко становится достоянием общественности и не попадает в СМИ.

По данным «P.S.», в Самарской области такую работу для администрации губернатора сейчас делает Фонд социальных исследований Владимира Звоновского. Сам он рекомендует кандидатам обращаться в крупные центры. При этом смотреть на то, как составлена анкета опроса и подготовлен отчет. Естественно, учитывать выборку респондентов.

— На этих выборах я еще не видел соцопрос, которому мог бы доверять, — заявил Федор Быстров. Тем не менее политтехнолог отмечает профессионализм работы одного из штабов, где проводили телефонный формирующий опрос. В этом случае респондентам задают «правильные» и «удобные» для клиента вопросы. В результате интервьюер подталкивает вас к тому, чтобы сделать «грамотный выбор» и сформировать нужный заказчику образ кандидата.

— Формирующий опрос — это эффективная технология, — считает политтехнолог Савелий Морозов. — Использовать ее можно по-разному, но очень удобно с ее помощью вбрасывать слухи. Под видом социологического исследования задаются вопросы — это манипуляции с целью изменения мнения избирателя. Через опросник можно рассказать избирателю, что твой кандидат наделен такими-то положительными качествами, или поведать о негативных характеристиках оппонентов. Все это сопровождается фразами «большинство горожан считает» или «все давно знают» и т.д.

— Если бы городская власть Тольятти хотела получить объективную картину предстоящих выборов, то она заказала бы социологов со стороны, — считает Быстров. — Я бы, например, пригласил в Тольятти Владимира Звоновского или какой-нибудь крупный социологический центр из Москвы или Екатеринбурга.

— Проводить социологические исследования можно своими силами, а можно доверить это профессионалам, — говорит Савелий Морозов, — в обоих случаях есть свои плюсы и минусы. Когда замеры делают социологи из штаба кандидата, погрешность может быть очень высока. С другой стороны, есть гарантия, что результаты опросов не окажутся в руках у оппонентов. Заказывать у профессионалов проще, но это будет стоить гораздо дороже, а результат вполне может быть «написан на коленке».

Политтехнолог Морозов вспоминает, что с подобной проблемой он столкнулся на выборах в Самарскую городскую думу, сотрудничая с одним из тольяттинских социологов.

«Округ был очень сложный, состоял из трех удаленных поселков: Прибрежный, Береза и Красная Глинка, — рассказывает он. — Соответственно, настроения у избирателей сильно разнились. Нам порекомендовали поработать с одним известным тольяттинским специалистом и поручились, что он сделает все в лучшем виде. Социологическое исследование предполагалось объемным: опросник состоял из сорока вопросов, выборка — около трехсот человек, а потому ценник был тоже внушающим, порядка 120 тысяч рублей за исследование. Что сделал исполнитель? Запустил в «поля» двух девочек, которые отловили на улице нескольких старух, задали по два-три вопроса и после этого растворились. Больше в поселках социологов никто не видел. Зато результаты исследования отличались насыщенностью красок. Как «социолог» сделал такие выводы на основании трех вопросов — остается только догадываться. Фактически он срисовал среднестатистические цифры по области, а недостающие данные выдумал из головы. Позднее мы проводили повторные замеры уже своими силами и получили диаметрально противоположные результаты. Пришлось на ходу корректировать стратегию. В итоге потеряли время, потеряли деньги, сделали ставку не на тех людей в округе».

Источник: "P.S." от 13 февраля 2012 года.
talisman

С назначением!

Оля, я тут в социальных сетях случайно узнал, что тебя назначили пресс-секретарем Александра Хинштейна. Крепко жму твою лапку! Молодчинка. Надеюсь, теперь наши отношения с Евсеевичем станут еще теплее.




А вообще, я чего-то сегодня вспоминал, как мы мечтали с тобой сделать молодежную газету и работали в отделе экстремальных журналистских расследований "МК" в Самаре". А интервью с бомжами! Блин, это было круто!

Звони, пиши, не пропадай.