2016

Новый мэр Жигулевска в новогоднюю ночь спас таксу по имени Тима

А ВОТ СТАРУШКУ, КОТОРУЮ "ВИНТИЛИ" ОСЕНЬЮ ПЯТЕРО ПОЛИЦЕЙСКИХ, НЕ ПОЖАЛЕЛ



Экс-руководитель администрации губернатора Самарской области Дмитрий Холин, которого в конце 2018 года депутаты города Жигулевск выбрали мэром, главный праздник встречал вместе с жителями, на площади Мира. В половину первого ночи новоиспеченный мэр заметил собаку. Не найдя хозяев таксы, Холин решил забрать пса себе домой.

«На улице оставлять нельзя, замерзнет, - написал глава Жигулевска в микроблоге Twitter, - Объявляли со сцены, но никто не отозвался. Собака ухоженная, не агрессивная. Просьба откликнуться хозяев, или тех, кто любит такс».

В ночь с 31 декабря на 1 января в Жигулевске и действительно было холодно. Градусник показывал минус 20 градусов по Цельсию.

Подписчики Дмитрия Холина стали уговаривать его оставить собаку себе. Впрочем, были среди них и те, кто узнал таксу.



«Она из общежития на Пушкина, 3, - написала Людмила Сурикова - пользователь Twitter, - Можете ее отпустить, собака сама домой прибежит, она всегда так делает».

Однако, Холин решил передать пса лично в руки хозяевам и только после этого успокоился.

Спустя несколько минут мэр написал:

«Таксу передали. Хозяйка и пес счастливы. Спасибо», - поблагодарил своих подписчиков Дмитрий Холин.

Оказалось, таксу зовут Тима. Это кобель. Это он на фотографии, которую News163.ru взял из микроблога мэра Жигулевска.

Некоторые читатели считают, что случившиеся с мэром Жигулевска очень напоминает сюжет новогодней кинокомедии Тимура Бекмамбетова «Елки-3».

«В новогодние праздники «Елки лохматые» повторились в Самарской области, - заметил известный общественник Аркадий Лазарев, - Напомню, именно в Самаре снималась часть фильма. Дмитрий Владимирович, это настоящая сказка, которую хорошо бы увидеть детям. Их добрые сердца всегда переживают больше всех».

Публикуя это сообщение, Аркадий Лазарев поставил в копию Ивана Урганта, который в комедии «Елки-3» сыграл роль успешного бизнесмена Бориса Николаевича Воробьева.

Что касается Дмитрия Холина, то он, завершая разговор на эту тему, написал:

«Спасибо всем людям, кто делал перепост и помог этой истории завершиться благополучно. Точно: вместе мы можем больше!»

Экс-руководитель администрации губернатора Самарской области редко (если не впервые) становится героем таких добрых, даже душещипательных историй. Чаще фамилия нового мэра Жигулевска упоминается в другом контексте. Так, например, 7 октября 2018 года, в Самаре, Дмитрий Холин вместе с пятью сотрудниками полиции принимал участие в задержании старушки. Тогда люди, пришедшие на митинг, скандировали Холину и сотрудникам правоохранительных органов: «Позор! Позор! Позор!» По всей видимости, бабушку решили скрутить из-за того, что в руках у нее был плакат «Навального в президенты!» Журналисты, описывающие этот инцидент, не сомневаются, что именно экс-руководитель администрации губернатора Самарской области отдавал распоряжение задержать пожилую женщину.

Как видите, новый градоначальник Жигулевска — очень противоречивый человек. А, может, просто животных любит больше, чем людей.

За фото на главной странице СПАСИБО изданию "Парк Гагарина".
2016

Деньги есть! Не меньше 85 млн рублей в этом году потратят на зарплату управляющим микрорайонами

Новая профессия — управляющий микрорайоном, которая появилась в Самаре, Тольятти и других городах области в период, когда Николай Меркушкин занимал пост губернатора, и в дальнейшем будет востребована. Об этом стало известно из сообщений самих управляющих микрорайонами. В Twitter они горячо поблагодарили действующего главу Самарской области Дмитрия Азарова «за оперативное решение вопроса». Для регионального бюджета это дополнительная нагрузка — свыше 7 млн рублей в месяц требуется только на заработную плату управляющих. В год получается 85 млн рублей. Не все налогоплательщики Самарской области поддерживают в этом вопросе Дмитрия Азарова.


Дмитрий Азаров решил оставить актив управляющих. Наверняка, они ему пригодятся на выборах, которых будет еще очень много

Управляющие микрорайонами, как и Общественные советы микрорайонов (ОСМ) — ноу-хау экс-губернатора Самарской области Николая Меркушкина. В 2017 году он поручил известному в регионе общественному работнику Ирине Кочуевой "построить» вертикаль", при которой управляющим микрорайонов отводилась роль «помощников» чиновников районных администраций. По задумке Меркушкина они должны были заниматься решением проблем ЖКХ (взаимодействовать с управляющими компаниями и ТСЖ, - прим. авт.), контролировать работы по благоустройству дворовых территорий, а главное — консультировать добросовестных собственников жилья по теме: управление многоквартирным домом (МКД).

СМИ, близкие к правительству Самарской области, отчего-то сразу окрестили изобретение Меркушкина «Институтом управляющих микрорайонами».

В 2017 только фонд заработной платы управляющих составил 129 млн рублей. Данных о том, сколько средств было потрачено из муниципальных бюджетов на новый «институт» в 2018 году, нет.

Стоит отметить, что, помимо управляющих микрорайонов, налогоплательщики Самарской области оплачивают и деятельность Общественных советов микрорайонов.


Read more...Collapse )
2016

Светлана Пеунова, которую я простил

2009 год. суд Самарского района г. Самары под одобрительное улюлюкание журналистского сообщества удовлетворил иск известной мошенницы и лже-целительницы Светланы Пеуновой к Виталию Папилкину и "Самарской газете".

Здесь вы можете почитать, как дружные самарские журналисты радуются победе Пеуновой, которая вкрячила внештатника "Самарской газеты" Виталия Папилкина.

Я тогда только вернулся из Новосибирска в Самару и привыкал к новой должности внештатника с протянутой рукой. Никто не брал меня на работу, но Сергей Курт-Аджиев сказал: "Приходи, что-нибудь придумаем".

Спас меня тогда.

В Сибири у меня выходило четверть миллиона рублей в месяц без колыма. В Самаре Курт снимал со своей карточки, когда у него были деньги. Сколько мог. В конце-концов он не обязан был меня содержать.

Это был трезвый период моей жизни, поэтому на сигареты и бизнес-ланч мне хватало.

Хорошо помню те дни. Было жутко одиноко по выходным. Яркий, солнечный май искрился, ослеплял. Я чувствовал его магию сквозь редакционное окно. Магию приключений, невероятных авантюр, любви и флирта.

У всех моих друзей и знакомых есть девушки, семьи, планы. У меня мелочь на проезд в один конец, до матери. А там, там я предпочитал сразу же ложиться спать, потому что черная неизвестность, в которую я проваливался, была лучше, чем стальной голос матери, вечно нервничающей, что у нас не хватит денег заплатить в этом месяце хотя бы проценты по кредиту. Я понимал, что она упрекает меня, четко осознавал, что я неудачник и обуза.

Точно так же, как сейчас все журналисты в Тольятти понимают, что Владимир Дуцев - бандитский кошелек ОПГ, но писать об этом нельзя, потому что прилетит огромный иск, так и тогда газетчики догадывались, что Пеунова либо занимается откровенным воровством, либо ворует под прикрытием очень влиятельных людей. Поэтому в 2009 году она внезапно превратилась из целительницы, понимающей язык кошек и птиц, в политика федерального уровня.

Любые попытки даже упомянуть Пеунову в СМИ без согласования ее пиарщиков гарантировали судебное разбирательство. В Самарской области запугивать никого не пришлось. Два-три звонка от адвоката шарлатанки и главный редактор, поручивший корреспонденту написать текст про целительницу, сливался.

Обычно такие акулы пера оправдывались: "Что в Самарской области тем больше нет?"

Скоро пресса вообще перестала замечать Пеунову. Какое-то время это было на руку новоиспеченному политику. Негатива нет, а позитив они покупали в тех изданиях, которые струсили настолько сильно, что почитали за честь взять 10 000 - 15 000 рублей и опубликовать заранее подготовленный идеологами Лады-Русь материал.

Помню, Курт сказал: "Собери все на нее, давай напишем правду, это же интересно".

Я предупредил, что они 100% пойдут в суд. Но Курт или сделал вид, что не расслышал, или не хотел это слышать.

Когда материал был готов, Сергей Османович вычитал его. Убрал эмоции, ненужные оценки, хулиганские и подростковые выпады.

Текст я назвал "Ересь Самарская". К сожалению, оригинал материала не сохранился. Есть только выдержки.

Известие о том, что Пеунова подала иск, мы в редакции восприняли спокойно.

На заседании суда я не был, потому что и так знал: проиграл. Мои счета немедленно арестовали, судья решил, что я наврал читателям и оценил моральные страдания Пеуновой в 50 000 рублей. Мне бы очень хотелось сейчас посмотреть ему (или ей) в глаза. Спросить: "Эй, судебная власть, кого вы защищали?"

Адепты Пеуновой ликовали. Бесновались в моем ЖЖ.

Я ни разу не вспоминал про эти 50 000 и, конечно, не выплатил этой шарлатанке ни копейки. Было неприятно, скверно доказывать матери, что я написал правду. А она, уставшая, стоит в дверях, и говорит: "Кому хорошо от твоей правды?" Я видел, как руки ее задрожали, слышал, как сорвался голос. Ушла к себе, хлопнув дверью.

Нет, я не возненавидел Пеунову, иначе преследовал ее до сих пор. Такие персонажи моментально становятся навязчивой идеей, моим смыслом жизни, единственной задачей. Но я просто вычеркнул ее из памяти, дав возможности Времени расставить все по своим местам.

Потом я влюбился и забыл про Пеунову.

Прошло почти 8, может, 9 лет. С другом Петей гуляем в парке им. Гагарина.

- Видел, как мы ее, суку, прижали?

- Пеунову что ли?

- Ага, - победоносно улыбается он, - Ничего - посадим. Будет выть на нарах. В курсе у нее там в семье пиздец?!

Но мне не интересно слушать про беды героини моего расследования. Из вежливости я отвечаю:

- Молодцы, что, наконец, разобрались с этой мошенницей, но я не чувствую, что победил.

А про себя отметил, что дело не в деньгах, не в унижениях, даже не в том, что судья тогда вытер об меня ноги. Прошло столько лет, но я до сих пор помню эту звенящую пустоту в кабинетах "Самарской газеты". Пятница, все ушли отдыхать, разъехались, а я в сотый раз, стоя у редакционного окна, изучаю площадь Высоцкого. Больше всего на свете не хочется возвращаться домой. Дома любят успешных, а я свой успех потерял еще в Новосибирске.

Помню это беспомощное чувство, когда отчаяние атакует. Когда прошлое подло напоминает о той, что так легко предала. Кажется, что ВСЕ против тебя, включая эту шарлатанку Пеунову.

Но приходит смирение. Приступы самоедства отступают. Одиночество становится привычкой. Впереди два дня, которые надо как-то прожить. Вот бы закрыть глаза, а открыть уже в понедельник и бежать на работу... Время тянется медленно. Время - это деликатес для тех, кому улыбается удача, кого любят и ждут. А неудачники давятся им, захлебываются. Скоро мама забывает про мои промахи. И вот я уже рассказываю ей о своих планах написать новое расследование. И она, конечно же, срежет меня, вернет на Землю, обязательно напомнив, что удача часто изменяла мне. И из-за моих текстов у нас снова будут проблемы.

P.S. В настоящее время Светлана Пеунова находится в международном розыске. В России объявлена в федеральный розыск и заочно арестована по обвинению в мошенничестве и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью.
2016

Меркушкин и Моравская: чего ждали два года самарские силовики?

Январь 2016 года. На сайте news163.ru и в своем блоге я публикую подробную схему, как с помощью Светланы Моравской ближайшее окружение Николая Меркушкина разворовывает бюджетные деньги.

Инфа заинтересовала только Александра Хинштейна, остальные сделали вид, что это просто фантазии и непроверенная информация Папилкина.

19 октября 2018 года в отношении Светланы Моравской возбуждено уголовное дело. Правда, сейчас она уже не дрожащая на допросах в Следственном комитете дамочка, а начальник службы капитального строительства Крыма. Меркушкин своих не бросает, Меркушкин вытащит Моравскую и в этот раз. Ресурсов и влияния хватит.

Пишу не для того, чтобы похвалиться: мол, смотрите, мой прогноз сбылся. Хочу сказать, что ни власть, ни силовики больше не реагируют на сигналы прессы. А журналистские расследования представляют для правоохранительных органов точно такую же ценность, как фантастические произведения второсортных авторов. Плевать они хотели на четвертую власть - этих бедно одетых, часто болеющих с похмелья писак. Это они - сытые, часто страдающие от ожирения, люди в форме - имеют все инструменты для расследования преступления: финансовые, административные, людские ресурсы. Им оплачивают путевки в Крым и вешают на грудь медали. А мы, мы вынуждены выкручиваться, изворачиваться, искать, знакомиться, рисковать и думать, думать, думать, как найти нужную информацию. Склеить по кусочкам каждый эпизод, ПЕРЕПРОВЕРИТЬ и надеяться, что информаторы тебя не подставили.

Два месяца я собираю информацию о воровстве бюджетных денег в сфере агрострахования. Некоторые герои будущего материала - разорившиеся бизнесмены - звонят каждый день. "Когда выйдет текст? Вы наша последняя надежда..." Сегодня я не выдержал и попросил этого человека больше мне не звонить. Он либо держит меня за дурака, либо сам дурак, раз думает, что журналист в современной России имеет рычаги влияния и хоть какой-то авторитет. У журналистов отняли все права (слава богу еще пускают в суды и органы законодательной власти), унизили их, назначив позорную зарплату (сказать, сколько получает репортер в тольяттинской газете?), а в случае, если работник СМИ подает голос, или хорохорится всегда можно написать, что это представитель древнейшей профессии - журнашлюшка. Ну, или затаскать его по судам, или ментовкам - окончательно отбить желание писать.
2016

Крымские воспоминания

Вырваться на море не удается. Разве, что на Жигулевское море, но даже такие поездки становятся роскошью из-за нехватки времени.


За фото спасибо https://crimea.ria.ru

Вспоминаю, как 8 лет назад, тоже в середине октября, ездили в горы, к крымским татарам. Они угощали нас необыкновенно вкусным виноградом виноградом. В это время он сладкий, хрустящий, сочный. Помню, что больше всего поразило меня у них в гостях - полная изоляция, возможность жить обособленно, вдали от городской суеты. Если Алушту вообще можно назвать городом, а осенний, размеренный, посткурортный период городской суетой.

Если уж приезжать в Крым, то непременно поздней осенью: в середине октября — начале ноября, когда набережная в Алуште становится безлюдной, а море после штормов чистым, как слеза. Когда воздух кристально прозрачный и вкусный; когда листья на деревьях червонно-золотого цвета.

В июле — августе небольшой городок Алушта «распухает»: тут бывает до 200 тысяч туристов одновременно. На пляжах яблоку негде упасть. Солнце жарит нещадно, а цены очень больно кусаются. Зачем такой дискомфорт? Лучше уж осень. И не томиться в поезде, а лететь до Симферополя самолетом. Там прыгнуть в такси, или скромно — в троллейбус и ехать устраиваться: искать жилье, или гостиницу.

Не знаю, как в Крыму сейчас. Я застал его украинским. Запомнились грязные цыганки на набережной, требующие позолотить ручку, продавцы всевозможных сладостей, фотографы, предлагающие сделать снимок на память с обезьянкой. А еще платные пляжи и азиаты, жарящие кур по-соседству с пятизвездочными отелями. Напишите, если за 8 лет что-нибудь изменилось.

Так вышло, что я прошел всю Алушту пешком. Прошел несколько раз. Вдоль и поперек. Исследовал каждый угол в этом городе. Он оказался удивительно тихим и приятным. Правда, о том, чтобы купить здесь жилье я даже не мечтаю. Вероятно, это целое состояние.

Ах, восемь лет назад я мог остаться в Алуште жить, мог устроить свою личную жизнь. Мог, но не захотел. Большие города, от которых сейчас я мечтаю убежать, манили и соблазняли. В конце-концов, желание попытать свои силы в Москве победило.

Жалею ли я? Нет. Прими я тогда решение переехать на постоянное место жительства в Крым, то темой этого поста стали бы ностальгические воспоминания о Самаре, или о Москве. Хотя я не уверен, что море и горы могут когда-нибудь надоесть. Впрочем, местные жители рассказывали мне, что именно так оно и есть.

2016

Что я увидел в детском концлагере «Символ жизни» (part 3)

В тот день я не застал Кириллова в храме. И злая кровь во мне играла.


Фото: Алексея Белкина, "БИЗНЕС Online"

«Какой-то сукин сын средь бела дня в 2018 году устроил слежку за журналистами, - размышлял я про себя, - При этом он «перевоспитывает» трудных подростков, используя запрещенные методы, да еще занимает пост заместителя управляющего Казанско-Вятской епархии Русской православной старообрядческой церкви. И все молчат, но, почему?»

Быть может, я тогда недооценил, насколько осторожно и щепетильно в Татарстане относятся к вопросам, которые так, или иначе касаются религии.

В это время газеты Казани захлебывались, описывая подробности издевательств над детьми с реабилитационном центре «Символ жизни». Но никто почему-то не проверил учредителей «Фонда «Русская старина», предпочитая «копать» в другом направлении. В сети и сейчас можно найти несколько интервью с Натальей Фадеевой — это ее ребенка «преподаватели» едва не довели до самоубийства. Массу пресс-релизов Следственного комитета РФ, объявлявшего о возбуждении уголовного дела в отношении «воспитателей» из центра «Символ жизни». Впрочем, насколько мне известно, никто из них так до сих пор не понес наказания. Родительское горе - слишком прибыльный бизнес. Бизнес, процветающий «под крышей» очень влиятельных людей.

Придет время и я выскажу все Василию Кириллову.

«Он бывает тут по утрам, с 10.00 до 11.00», - прервал мои размышления хмурый здоровяк, заметивший, как я жадно фотографирую храм.

«Спасибо».

«А вы, собственно, кто? По какому вопросу вам нужен Кириллов?»

«По бизнесу», - ответил я и пошел искать Белкина.

Read more...Collapse )

2016

Совершенно секретно про экологический митинг в Тольятти

«Жаль, что активность в онлайне, где на экологические темы пишут тысячи тольяттинцев, никак не совпадает с протестами в оффлайне», — говорит журналист, главный редактор портала «Неслухи.РФ» Константин Сурков. С началом «зеленых» протестов Константин в Тольятти стал знаменитостью. Неделю назад он выложил в Youtube очередной ролик — песню про загрязнение воздуха, а сегодня, на митинге, исполнил еще одно собственное сочинение, посвященное экологическим проблемам Тольятти.



Полностью материал "Совершенно секретно" можно прочитать здесь.

2016

Что я увидел в детском концлагере «Символ жизни» (part 2)

Продолжаю публиковать в дневнике детали расследования о центре для трудных подростков «Символ жизни» (Казань), прославившийся на всю Россию после того, как его воспитанники пожаловались силовикам на насилие, в том числе и сексуального характера. Ниже — начало этой жуткой истории.


Василий Кириллов (на фото справа в светлой куртке) в разговоре со мной сначала утверждал, что не знает ни о каком центре "Символ жизни", что информация на сайте - ошибка. Однако позже признался, что помогал центру, потому что сам планировал открыть "нечто подобное". Фото: https://www.tatar-inform.ru

В «Символе жизни» детей поливали из шланга холодной водой, девочек заставляли раздеваться и приседать перед взрослыми мужчинами, подростков связывали по двое и держали в таком положении несколько дней. Впрочем, о методах, которые использовали «педагоги» этого центра, пресса Татарстана писала достаточно. Желающие узнать еще больше подробностей, могут воспользоваться поисковиками. К сожалению, мое расследование по неизвестным мне причинам не было опубликовано в газете. Я могу лишь догадываться о позиции редакторов.

В настоящее время центр закрыт. Следственный комитет летом 2018 года возбудил уголовное дело по статье 110 УК РФ (доведение до самоубийства). Один из подростков действительно едва выжил после месяца «терапии» в «Символе жизни». Его мать — Наталья Фадеева — сейчас добивается от правоохранительных органов самого тщательного расследования случаев издевательств над детьми. Однако люди в погонах пока не торопятся передавать дело в суд. Почему? В этих материалах я попытался ответить на этот вопрос.

Не исключено, что реальные учредители «Символа жизни» либо скроются, либо еще каким-то способом уйдут от ответственности. В своем расследовании я сразу же «вышел» на старообрядческую общину Казани и известного в Татарстане «общественного деятеля» Василия Кириллова. У меня есть все основания утверждать, что именно Кириллов с неизвестными мне высокопоставленными партнерами, делает огромные деньги, открывая и обеспечивая работу аналогичных центров для детей и взрослых на территории Татарстана. К слову, только за один месяц «лечения» в «Символе жизни» «педагоги» брали с родителей от 80 000 до 100 000 рублей.

Read more...Collapse )
2016

Что я увидел в детском концлагере «Символ жизни» (part 1)

Пришло время закончить одно дело. Дело, которое гложет меня на протяжении всего лета 2018 года. В этом расследовании рано ставить точку, вы еще не раз прочитаете в татарстанских и федеральных СМИ о реабилитационном центре «Символ жизни».



Из этой истории непременно получилась бы хорошая повесть, или рассказ, но журналистика съедает все мои писательские амбиции.

Read more...Collapse )

2016

Виталий Папилкин: «Я был солдатом на разных фронтах»

«Парк Гагарина» продолжает серию публикаций о журналистике. Мы беседуем с коллегами о том, что такое современная журналистика в Самаре? Где грань между журналистикой и пиаром, между журналистикой и пропагандой? Почему она с каждым годом становится все тоньше?



Наш сегодняшний гость — бывший главный редактор газеты «Самарские известия», постоянный автор портала «Парк Гагарина» Виталий Папилкин

Read more...Collapse )