2016

Байки политтехнолога: депутат Служанкина

Колючий ноябрь. Обветшалый и серый городок - унылый областной центр российской глубинки. Группа из 30 пиарщиков, которых заботливо расселили в двух гостиницах, скучает и беззаботно пьет уже второй день. Работы нет. Суточные выдали копеечные. Почти все ушло на оплату номера в гостинице, еду и выпивку. Так сложилось, что в "нулевые" "летучие" команды политтехнологов не снимали квартиры, а гнездились вместе - в советских гостиницах в центре города. Начальник штаба обычно выбирал себе точно такой же номер, как, например, руководитель службы райтеров. Или юрист. Без излишеств и прочего пафоса. Это позже, в 2007, акционеры "Никколо-М" селились в люксы за $2500 в сутки.



Автор фото: ulphoto.livejournal.com

Яблоков и Лычков
Яблоков, раздавленный ссорами и тяжелым разводом с молодой женой, глушит Jameson, давится Pall Mall. На душе у Яблокова скребут кошки. Даже от хронического безденежья и долгов не бывает такого отчаяния, как от "потери" родного человека.
Он долго размышляет: что лучше? Ее физическая смерть, или та, что в кавычках? И приходит к выводу, что плохого ей не желает, что очень любит её, просто сильно скучает, ревнует.
"Ничего-ничего, - успокаивает себя он, - пройдет еще месяц - другой, и все устаканится. И я ее забуду, как забывал десятки других красивых женщин".
А пока...
Смотришь на ее фотографию, и все внутри сжимается. Больно так, словно пальцы дверью прищемили. Тут же вспоминаешь самые дурацкие кадры, эпизоды вырванные из жизни. Кто бы мог подумать, а ведь до этого Яблоков целый год любовался ею, не решаясь пригласить на свидание.
В полночь в номер к Яблокову пришел комсомолец Лычков. Комсомолец - потому что он реальный комсомолец. За несколько лет сумел выстроить молодежное крыло в региональном отделении КПРФ. Наши боссы договорились с ним, потому что хорошие орговики (спецы, которые работают с электоратом в "поле") всегда на вес золота. Обычно, это актеры, педагоги, социалные работники, пиарщики и другие любители перевоплощаться. Тут трудились лучшие технологи, настоящие профессионалы, и Лычков был одним из таких специалистов.
Яблоков смотрел на него и про себя удивлялся: "Когда он успевает читать труды Карла Маркса? Ему ведь надо писать кучу отчетов, отвечать на сотни звонков в день, да еще работать с агитаторами на свежем воздухе".
"Нет уж, дудки. Это точно не про меня," - продолжал рассуждать про себя Яблоков, рассматривая в полумраке Лычкова. Даже в темноте было видно, что он румяный, свежий и необыкновенно подтянутый. Всегда готовый. И к борьбе, и к войне, и к жесткой полемике.
В штабе за глаза называли его Колхозник. Скорее не за внешний вид, а за манеру вести дела с людьми. Лычков об этом знал, но нисколько не огорчался.

Поля
Вообще-то, его имя - Павел. Но все называли его уменьшительно-ласкательно - Поля. Полю берегли и лелеяли, он был начальником штаба. Высокий, около 40 лет. В Саратове его ждала красавица-жена и две дочки.
Несколькими месяцами ранее Поля выбрал в этой области губернатора. В трудной борьбе, и, между прочим, только во втором туре, кандидат Павла одержал победу.
Полю привлекали на второй тур, потому что команда пиарщиков под командованием политтехнолога Валерия Лебедева провалила кандидата Сергея Холодова и не выиграла сразу, в первом туре, с перевесом 50℅ плюс один голос.
Она ПРОИГРАЛА.
Самое ужасное, что случилось это после того, как сам ПЕРВЫЙ прислал в адрес Сергея Холодова телеграмму со словами поддержки.
Заказчик компании был в бешенстве. На кону стояла целая губерния. Яблоков, Лычков и другие технологи приехали, когда подчиненные Валерия Лебедева собирали вещи, они уезжали домой.
Поля изящно решил этот неприподъемный кейс со вторым туром. История об этом достойна отдельного рассказа. А сейчас он инструктировал Яблокова и Лычкова:
- Итак, записываем слоганы: "Служанкина - шлюха", "Служанкина - тварь", "Служанкина - вор". Дальше, на другой стороне улицы пишите: "ЛДПР - Вперед!" "ЛДПР - побеждай!" "ЛПДР - за народ!". Этой же краской. Все ясно? Я никому не могу поручить эту работу. Только вам.
- Поль, а зачем все это, а? - не выдержал Яблоков.
- Пришла социология. Посмотрели мы твою Служанкину, у нее рейтинг доверия под 80%. Я уж не говорю про процент узнаваемости. Там вообще кошмар. Все в нее просто влюблены.
Для справки:
Служанкина - действующий депутат городской думы, заслуженный врач, любимица всех бабушек в округе. Она не в первый раз переизбиралась в гордуму. Каждой группе технологов давали по пять кандидатов. Команде Яблокова-Лычкова, в том числе, досталась Служанкина. Получалось так, что в сознании избирателей она уже была победителем. Именно по этой причине ее требовалось "замочить". Поля хотел вызвать у избирателей жалость по отношению к Служанкиной. В противном случае, те могли решить, что она и так станет депутатом и не прийти на участки для голосования. Яблокову и Лычкову нужна была война, противник, а потом яркая победа. Но ничего подобного не предвиделось.
- Поль, мы же все испачкаемся в краске, - взмолился Яблоков.
Начальник штаба был тверд, как скала:
- Завтра с Лычковым поедете на рынок, и купите одежду. Деньги я выдал.

Ночь
Весь следующий день Лычкова не было, он гулял по рынку, закупал краску.
Яблоков старался не думать о том, какая спецоперация им предстоит ночью. Вместо этого он мешал колу с виски, уничтожая обрывки воспоминаний о Катерине. Скоро сознание, а потом и память, пришли в безобразное состояние. Анестезия на основе спирта действовала безотказно. Решительность переполняла Яблокова, ему вдруг стало тесно в номере. И теперь не терпелось выехать в город.
Еще стакан. Виски обжигал горло. От него становилось теплее внутри, а снаружи мягче.
Яблоков достал из портфеля крестик, который она ему дарила, одел, несколько раз перекрестился и поцеловал его.
Внутри Яблокова давно кипел азарт, металось безумие неразделенной любви. Ему казалось, она оценит риск, на который бросал его Павел.
Наконец, он оделся (новую рабочую форму Лычков оставил ему еще утром). Выкурил сигарету, допил что оставалось в стакане и вызвал охрану.
Посмотрев на себя в зеркало, заметил: вылитый гопник с окраин. Мешковатые спортивные штаны, вычурный, аляпистый пуховик. К тому же еще великоватый. Яблоков казался себе неуклюжим, грубым, несчастным.
Два крепких молодых человека, появившиеся спустя минуту в дверях, сухо поздоровались. Они жили тут же, в гостинице, на одном этаже с Яблоковым. И работали в службе безопасности ГК "Апельсин".
Лычков ждал на первом этаже, в баре. Колхозник в одиночестве пил зеленый чай.
Скоро все четверо сели в машину и поехали в округ депутата Служанкиной.
Лычков устроился на переднем сиденье, он открыл карту города и командовал нашей экспедицией.
- Здесь направо, - показывал он, - Тут левее. Да. Так нормально. Тормози.
Баллончиками с краской Яблоков и Лычков писали на домах гадости про Служанкину. Быстро вошли во вкус. Веселый, разгоряченный алкоголем, Яблоков с удовольствием выводил слово "шлюха" на фасаде пятиэтажки. Лычков нисколько не оставал от напарника.
Потом они развернулись и поехали по другой стороне улицы, на этот раз, рисуя агитационные слоганы в поддержку ЛДПР.
За час до рассвета они притормозили в центре какого-то спального микрорайона. Вокруг не было ни души. Одинокий фонарь освещал ржавый разбитый остановочный павильон.
- Подожди, - кринул водителю Яблоков и вышел из машины.
Огромными буквами он написал на остановке: "Служанкина - лысое вонючее влагалище".
Под утро, возбужденные удачным исходом спецоперации, все сладко спали.

Служанкина
В десять утра, сонные, непричесанные и ужасно напуганные, оба сидели в кабинете начальника штаба Павла Викторовича Пучкова. Он ходил взад и вперёд, метая в подчиненных молнии:
- Кто написал: "Служанкина - лысое вонючее влагалище", а? Отвечайте! - орал он. - Я в последний раз спрашиваю!
Лычков уставился в пол и молчал.
Яблоков от волнения начал грызть ногти.
- Ну? - зашипел Поля, - Кто тут у нас самый креативный?
- Я. Я написал эти слова, - тихо сказал Яблоков.
Поля улыбнулся.
- Нашел, где сделать. На заводской проходной бы еще написал. А теперь: руки в ноги и бегом к Служанкиной. Она уже вторую банку корвалола допивает.
Штаб "Единой России" в этом районе находился в обычной пятиэтажке.
Яблоков бегом залетел в приемную. Рядом с кабинетом депутата толпились люди. Служанкина сидела за столом, опустив голову вниз. Казалось, она плакала весь день.
- Леша, за что они так со мной? - спросила она Яблокова, поднимая на него глаза.
- У этих людей нет принципов. Вы же знаете, это все выборы, - смутился он.
Перед ним сидела женщина, лет 50-ти. Уставшая, но еще сильная. Такие не сдаются. А еще бывают очень проницательным. С ней стоило быть осторожным.
В кабинет зашел Лычков. Утром он принес ацетон, и помогал Яблокову отмывать руки от краски.
- Алексей, нам пора, - торопил он напарника, - Надеюсь, Поля разберется с этой сволочью из ЛДПР.
Итоги голосования оказались печальными для Яблокова с Лычковым. Нет, Служанкина победила в своем округе. А вот остальные кандидаты этой яблочно-комсомольской команды проиграли.
Что касается ЛДПР, то слух о том, что эта партия так бесчеловечно обошлась с Галиной Служанкиной, разошелся по всему городу. На тех выборах они взяли мало голосов. В ту ночь Яблоков не просто написал на остановке обидные слова. Он сделал это в самом оживленном месте одного из спальных микрорайонов города.

Сентябрь 2016,
г. Балаково.


Posts from This Journal by “Байки” Tag

promo papilkin june 10, 05:58 1
Buy for 10 tokens
Одним словом, я решился завести подкаст. Капельку поэксперементировать. Причем, раньше, чем об этом выдала большой текст "Медуза". Выпуск №1 Выпуск №2 Выпуск №3 от 17 июня 2017 года. Выпуск №4 от 24 июня 2017 года. Выпуск №5 от 1 июля 2017 года. Про братву и хмурых строгих…
(Anonymous)
Спасибо,очень классно написано!