naprotiv

Дело в шляпе?

Оригинал взят у jeannaskokova в Дело в шляпе?

21 января я стала свидетелем  семейной драмы, которая развернулась в Похвистневском районном суде.  Дело семьи Вобликовых пока не может логически завершиться.

Перед началом заседания в коридор входят мужчины в сером, все строго одеты.  Чуть позже, словно вихрь в помещении возникает Юлия Вобликова, быстрым шагом она движется к одному из мужчин. «Возьми-ка, почитай!» - говорит она, протягивая ему газету «Самарские известия» со статьей «Разменная монета – дети». Главные герои статьи все те же Вобликовы.  А мужчина с газетой в руках - это некогда любимый муж. Сергей Вобликов пять лет назад предложил свою руку и сердце Юлии, а теперь он ее противник в суде.

Все входят в зал заседания. Появляется судья Светлана Федосеева. Все встают. Очень быстро, как стихотворение, только без какой-либо интонации, она зачитала суть процесса. Затем судья заметила, что органы опеки Самарской области в суд не явились. В итоге решили продолжить без них. Адвокат Юлии Вобликовой  обратился к Светлане Федосеевой: «Судья, вы понимаете, детей просто как кутят возят то туда, то сюда, то к бабушке. Это может плохо отразится на их психологическом состоянии. Поэтому, считаю необходимым привлечение прокуратуры как органа. Интересы детей – прежде всего!» Судья отклонила это ходатайство.

Атмосфера все более накалялась. В зале стало слишком «жарко», когда Юлия Вобликова  рассказала про свою дочку. «Мои дети очень переживают. Когда я посмотрела в глаза своей дочке, то увидела, что это не глаза маленького ребенка, а глаза 75-летней старушки. Вы понимаете, судья?» - со слезами на глазах взывала к пониманию несчастная мать. Иногда лицо Юлии менялось до неузнаваемости: то отчаяние, то  гнев. Вспышки негодования Юлии переходили в мольбы о справедливом рассмотрении дела. Муж был внешне спокоен, он лишь отвечал на вопросы судьи, сидя спиной к прессе, так что был виден его затылок и массивная шея. На руке блестел золотой браслет от часов.

Ходатайства Юлии Вобликовой отклонялись одно за другим. Тогда адвокат решил пойти на крайние меры и попросил об отводе судьи от дела (т.е. о замене судьи на основании статьи 16 ГПК РФ), так как у него, а также у некоторых присутствующих в зале появились сомнения в беспристрастности проведения судебного процесса. Это также было отклонено. Промелькнула мысль: «Интересы судьи – прежде всего?».

В перерыв все вышли в узкий коридор. Помещение суда плохо отапливалось, а в коридоре было очень холодно. На лавках здесь собрались свидетели со стороны истца. Полные пожилые женщины встретили меня с ухмылкой: «А что это вы не записываете? Все журналисты записывают, а вы нет?» Я ответила, что запишу обязательно то, что посчитаю нужным. Позже рыжеволосая дама из их компании рыкнула достаточно громко, и как ни чем не бывало пошла по своим делам.

Юлия Вобликова, входя в зал заседания, обратилась к свидетелям мужа: «Я вам своих детей не отдам! Костьми лягу!». «Уже лежишь…» - послышался ехидный женский голос, перед тем как дверь захлопнулась.

Адвокат Сергея Вобликова решил приобщить статью «Разменная монета – дети» к судебному процессу, назвав ее «безобразием».  По его мнению, такая информация в газете порочит его клиента. А так же оказывает давление на суд.  Он попросил сделать заседание закрытым. Прочитав газету и найдя свою фамилию на пятой странице, судья согласилась с его мнением. Потом попросила прессу удалиться.

Наконец, двери зала суда распахнулись. Юлия Вобликова вылетела вся в слезах. Сказала, что не увидит детей еще месяц, так как судья перенесла заседание, а родственники мужа сделают все, чтобы она не задержалась в Похвистнево надолго. Адвокат пытался упокоить Юлию. В суде и в личном общении, я заметила, что он был ей как отец. Давал советы, пытался направить ее энергию в нужное русло. В то время, как родной папа Юлии Вобликовой перешел на сторону противников и проявлял негатив.

Вот такие семейные драмы живут в судебных стенах. Идет борьба власть, борьба за детей. Но что здесь прежде всего: дети или чьи-то интересы? – может решить только настоящий судья. Тогда в зале мне показалось, что истинный судья сегодня молчит, и возможно, он своей невидимой рукой уже вершит судьбы этих людей (включая судьбу Светланы Федосеевой).

Мне невыносимо это читать. К сожалению, пришлось столкнуться с абьюзером, коим оказался бывший муж. Моральное насилие, издевательства, психологическое уничижение. Мне повезло, что за ним не стояло родственников, как в данном случае. Я боролась 2 года, чтобы начать жить заново, без страха. Что предстоит вынести Юлии еще и чем это все закончится, сказать сложно.