naprotiv

Преступление и наказание

Оригинал взят у max_i_k в Преступление и наказание


Полицейские и чиновники Октябрьского района против ветерана

Яблочное дело ветерана войны.

Полицейские и чиновники Октябрьского района против ветерана

Ветеран Великой Отечественной войны Сергей Бондаренко позвонил в редакцию «Самарских известий» и попросил помощи. 16 сентября на проспекте Ленина к нему подошли сотрудники полиции и составили на него протокол об административном нарушении за то, что он торговал яблоками в неположенном месте.

Со стариком, которому 85 лет, полицейские не церемонились: разговаривали нагло, вальяжно. Люди в погонах прекрасно понимали, что закон на их стороне – всего в нескольких метрах от того места, где стоял ветеран, находятся специально оборудованные торговые места для пенсионеров. Дед объяснял: идти в горку ему тяжело, просил полицейских пойти ему навстречу. «У меня супруга очень болеет, я стараюсь не уходить далеко от дома», - продолжал взывать к гуманности полицейских Сергей Дмитриевич. Но те порядка были неумолимы, как будто поймали вора-рецидивиста. Ветерану сделали строгий выговор, составили на него протокол и потребовали явиться в администрацию Октябрьского района, где специальная комиссия должна была назначить «преступнику» наказание. 2 октября журналисты «Самарских известий» отправились туда вместе с Сергеем Дмитриевичем.




Введите!

Часы на стене проходной показывают без пяти три. Заседание административной комиссии Октябрьского района по делу Сергея Бондаренко должно было начаться с минуты на минуту, но «виновник» опаздывал. Наконец, в окне показалась фигура пожилого человека. Он шел медленно, тяжело передвигая ноги. По его лицу было видно, что он очень взволнован.
- Сейчас меня приговорят, – обреченно сказал Сергей Дмитриевич. - Герои! Поймали преступника! Видеть их не могу. Сначала «полицаи» меня отчитали, хотя сами в дети мне годятся, сопляки! Теперь эти – сидят тут, заседают. Бездельники!
Тем временем двери распахнулись, и ветерана пригласили в зал.
Мы пошли следом.
- Вы кто, молодые люди? – сурово спросила девушка-секретарь, бдительно охранявшая покой чиновников.
В ответ мы показали наши журналистские «корочки». Это ее слегка смутило. И все, кто был поблизости, вдруг заволновались, засуетились, забегали.
- Это со мной, они меня защищать будут, - стал заступаться за нас ветеран.
- Незачем защищать. Нападать на вас никто не будет, - председатель административной комиссии Октябрьского района Иван Кузнецов старался быть вежливым.
Как мы не пытались пройти в зал следом за стариком, ничего не получилось. Секретарь была неумолима, и нас настоятельно попросили удалиться.
- Это коллегиальный орган и, если члены комиссии голосуют за то, чтобы вас здесь не было, то вы не имеете права находиться на заседании, - г-н Кузнецов уже не скрывал своего раздражения. Члены комиссии все как один растерянно молчали.

– Комиссия проголосовала против вашего присутствия, - поставил жирную точку председатель.
- Уже? – удивились мы.
- Попрошу удалиться, - отрезал г-н Кузнецов, и нас вывели вон.
Ветерана Великой Отечественной войны Сергея Дмитриевича Бондаренко судили за закрытыми дверями. Напомним, судили за то, что торговал яблоками, выращенными на собственной даче, но в неположенном месте.

Вердикт вынесен

Четверть часа мы сидели в проходной и слышали, как из зала, где заседала комиссия, доносились горячие реплики старика.
- Не стыдно вам со мной расправляться? – услышали мы особенно отчетливо. – Мне девятый десяток! Я старый, больной человек! А вы…
Разбитый, униженный, потерянный он вышел к нам:

- Вынесли предупреждение. Если нарушу, в следующий раз будет штраф. А я нарушу! Все равно буду торговать. Мне ничего больше не остается. Они мне говорят, что мол, ряды для дачников специально созданы администрацией возле девятой поликлиники. А я не могу туда ходить с тележкой! Мне трудно идти в горку, да и бабушка моя дома – инвалид. Не могу я далеко от нее уходить, поэтому и стою возле своего дома.
Пенсионер присел на стул и в отчаянии опустил голову:
- Сегодня я торговать не ходил, потому что расстроился очень. Плохо себя чувствую. Яблоки лежат, гниют. Часть прямо на даче пропадает, ведь никто мне там не помогает, а я один за садом уже ухаживать не могу. А привез сюда – тут теперь гибнут. Жена плачет, говорит: «Брось ты эти яблоки, тебя за них в тюрьму посадят». А по мне так пускай сажают. Вот отойду немного и снова пойду на свое место. Как будто я один такой. На Мичурина сколько народу торгует! На Клинической, на Масленникова! И ничего - стоят. А ведь многие из них перекупщики. Предприниматели, как это сейчас называется. А по сути – спекулянты. И никто к ним не подходит. А я – «нарушитель».

Вроде как извинились

Когда мы в редакции узнали про этот случай, то сразу же вмешались и написали заметку – она вышла 28 сентября, в №176 («Теперь Самара может спать спокойно»). После этого к Сергею Дмитриевичу снова приходили полицейские.

- Явились ко мне домой, на ночь глядя, и вроде как извиняются, - говорит ветеран. – Я как раз вернулся с торговли. А они мне говорят: «Идите на заседание комиссии. Ничего вам не будет, не переживайте!» Сказали, мол, им позвонили из управления и приказали ко мне сходить. Видно, приказ был – прощения попросить, а они не смогли. Зачем тогда пришли, непонятно. Так и ушли.

вниз

.

Иван Кузнецов,


председатель административной комиссии администрации Октябрьского района г. Самары:


- В нашу административную комиссию поступило дело в отношении Бондаренко по ст. 6.1. Закона Самарской области №115 от 1 ноября 2007 года «Об административных правонарушениях на территории Самарской области»: организация розничной торговли в местах, неустановленных органами местного самоуправления. По этой статье предусмотрены санкции в виде предупреждения или штраф от одной до трех тысяч рублей.

Я не мог не принять это дело к нашему производству, но мне не в чем себя упрекнуть, так как я действовал строго в рамках закона.

На заседании комиссии именно я ходатайствовал, чтобы Сергею Дмитриевичу вынесли только предупреждение. Хотя на его соседку Якимову, которая торгует в метре от него, часом ранее мы наложили штраф в две тысячи рублей. Я отнесся к нему, как к ветерану войны, с большим почтением и даже сказал спасибо за его прежние заслуги. К тому же я сам человек немолодой и понимаю, что возраст нужно уважать. Но он не хотел никого слушать. Полицейские до того настроили пенсионера против всех, что разговаривать с ним на заседании было трудно. А между тем, на Челюскинцев, 1, напротив девятой поликлиники, буквально в пятидесяти метрах от точки, где торгует Сергей Дмитриевич, у нас имеются специальные лотки для пенсионеров-дачников. Эти места определила городская администрация, и никакие полицейские не имеют права оттуда никого прогонять. Бондаренко же твердил нам про распоряжение Кирпичникова, который якобы разрешил торговать сельскохозяйственникам, где им захочется. Но на самом деле это не так. Скорее всего, глава департамента потребительского рынка Кирпичников имел в виду, что сельскохозяйственным производителям на территории города дано право реализовывать свою продукцию в местах определенных под соответствующую торговлю. Лет шесть назад еще существовало понятие «место свободной торговли». Такие места определяла городская администрация и давала частным предпринимателям выписки, разрешающие заниматься такой деятельностью. А потом вышел закон, который убрал это понятие и разрешил розничную торговлю только на рынках и ярмарках. Но если Сергей Дмитриевич все же намерен остаться на прежней торговой точке, есть один выход. Общественная организация, скажем, «Самарские известия» может написать заявление на имя заместителя главы Октябрьского района, в котором укажет обстоятельства положения ветерана. Тогда в порядке исключения ему смогут пойти навстречу.

Без комментариев


Пока мы возвращались из администрации, где чиновники устроили судилище ветерану, Сергей Дмитриевич рассказывал нам о своем прошлом.
- Мне было 12 лет, когда война началась. Мы армию кормили, с утра до вечера стояли за плугом, и никто нас не спрашивал, хотим мы этого или нет. За это и присвоили нам звание ветеранов Великой Отечественной войны. После Победы пошел в армию, отслужил четыре года в дорожно-строительных войсках. По образованию я строитель, окончил Куйбышевский строительный техникум. Потом ещё получил второе среднее, а после — высшее образование. Приехал в Самару после армии, а у меня тут и жилья-то не было. Устроился на завод Масленникова, проработал там 25 лет. Руководил группой рабочих в 250 человек, которые участвовали в строительстве метро. Архитектором был. До станции им. Гагарина всё было построено при мне, а «Московскую» сдавали уже, когда я на пенсию ушел.
Сейчас мне 85. Стараюсь каждый день ездить на дачу. На общественном транспорте. Собираю яблоки, на остальное здоровья не хватает. И сколько могу, привожу на тележке в Самару - продавать. Бабка моя, супруга, болеет. Лекарства очень дорогие, вот и кручусь, как могу.

Самарские Известия

promo papilkin october 24, 02:46 3
Buy for 10 tokens
Обещал рассказывать вам о том, как идет строительство портала News163.ru После короткой паузы докладываю. Двигаемся даже не небольшими шагами, а мелкими шажочками. Во-первых, как и во всех медиа-проектах, не хватает финансирования. Тем не менее, благодаря отдельным вливаниям, заказали свежий…